С чего начинается Родина? В чем суть любви к родному краю? И можно ли полюбить чужую страну как свою? Множество иностранцев — талантливых архитекторов, художников, фотографов и даже парфюмеров  — находили свое «потерянное сердце» именно здесь. «Кириллица» вспомнила тех, для кого Россия стала второй Родиной.

Уильям Брумфилд

Фотограф и историк Уильям Брумфилд за 7 лет жизни и учебы в России закончил курс и работал над докторской по славистике, а, путешествуя по стране влюбился в русскую архитектуру, ездил по малым городам, фотографировал, изучал, записывал — так архитектурные исследования стали его главной профессией, и он оказался одним из тех, кто прививает любовь к России на Западе.

На основе экспедиций и поездок Брумфилд издал несколько альбомов «Открывая Россию» — там представлены Тотьма, Чердынь, Великий Устюг, Коломна, Торжок и многие другие города. Тексты к альбомам Уильям также пишет сам — не зря филолог.

Вот, например, о Суздале: «Это «пасторальный, оригинальный, хорошо отреставрированный и живописный город. Суздаль кажется великолепным местом действия ушедших эпох, поселением, неподвластным времени». Или о Коломне: «На подъезде к Коломне со стороны Москвы перед путешественником возникает, пожалуй, один из самых неотразимых видов центральной России. Когда пригородный поезд медленно переползает по мосту через реку Москву, перед вами, словно музейная диорама, открывается целое пространство куполов и колоколен, невероятные следы канувших в прошлое веков».

Луизианский Russia-lover Уильям Брумфилд как начал фотографировать Россию в 1970-е, так и ездит до сих пор. И поклон ему за это. 

Генрих Брокар

«Москва встретила Брокара заутренним звоном колоколов и желтой листвой на мостовых…Здешний климат был столь контрастен по сравнению с климатом Лазурного побережья Франции, где он еще недавно отдыхал, что Генрих затосковал».  Так описывает приезд парфюмера в Россию его биограф Вениамин Кожаринов.

Брокар, как и все иностранцы, поначалу боялся медведей и вечного холода, но за два года так вник в Россию-матушку, что достиг серьезных экзистенциальных высот, путешествуя по глубинке.

Сам Брокар признавался: «Я приехал сюда, чтобы понять себя. Не скажу, что мне удалось это сполна, но кое-какие выводы я сделал. Вы славные люди. Я буду помнить о вас всегда».

«Брокару вдруг захотелось в баню…Попариться, как было в Холуницах. Он живо представил, как выбегал вместе с Герасимом из парной, как оба обтирались снегом, а затем шли в дом, где их ждал горячий самовар. И баня, и изба, где жили Герасим и Брокар, были по-своему примечательны. Особенно изба. А какие на ее окнах были наличники! Резные, с удивительносложным орнаментом. Генрих Брокар попытался воспроизвести по памятиграфику того наличника. Получился удивительный рисунок. «Народное» — название нового изобретения само выскочило из уст Генриха. Он тут же поместил его в верхней части черновой этикетки, пририсовав чуть ниже изображения двух медалей, полученных им на выставках. Это была единственная этикетка, сделанная лично Генрихом».

Эрнст Барлах

Эрнст Барлах — немецкий скульптор, график и писатель конца XIX-первой половины XX века. В начале XX века у него начался творческий кризис, совпавший с кризисом среднего возраста. И, как многие другие страдальцы, он решил совершить безумство — поехал в Россию. Ведь это для иностранца все равно, что кануть в Лету.

И вот, в России кризис миновал. Барлах поездил по Югу страны и был так впечатлен крестьянской резьбой по дереву, что потом в основном стал делать фигурки крестьян. 

Вот, что писал тогда критик Шефлер:

«Всех переполошил только Барлах двумя терракотами русских нищих. Сильный талант… известный небольшому кругу людей. Еще не было повода говорить о нем, ибо одно лишь трудолюбие и противоречивость поисков не позволяли пока создать что-либо зрелое. В этих фигурах сказалось потрясение художника своим материалом, человеческое переживание одновременно вылилось в художественное переживание формы».

Ричард Дэвис

Фотограф Ричард Дэвис последние 15 лет посвятил деревянной архитектуре русского Севера. Он начал с маршрута художника Ивана Билибина, который в 1903-1904 году совершил экспедиции по Северу, а в итоге объехал почти все оставшиеся значимые памятники и сфотографировал их.

Большой альбом «Wooden Churches» вышел год назад в Великобритании. Ричард даже надеется собрать там какие-то деньги на реставрацию.

«На деньги за покупку одного игрока «Челси» можно отреставрировать все деревянные церкви России».

Анастасия Некрасова