Нерукотворный Образ Христа по праву входит в число важнейших реликвий христианства и служит образцом для почитаемых и чудотворных икон. Однако, как всегда бывает с реликвиями столь древними и почитаемыми, он имеет свою историю – а точнее несколько историй. Потому что подобных реликвий несколько, и многие из них в обиходе называют не совсем точно, создавая дополнительную путаницу. По сути дела, мы должны говорить отдельно о Нерукотворных Образах, запечатленных при жизни Спасителя, непосредственных «отпечатках» с них – и о погребальных покровах, так как это совершенно разные предметы и образы.

Святой Мандилион.

По праву древнейшим и самым известным является так называемый эдесский образ или Мандилион. О его происхождении есть два предания. Согласно первому, правитель малоазиатского города Эдессы Авгарь был болен. Он услышал о Христе и уверовал в него, а потому послал некоего Ананию, искусного живописца, чтобы тот нарисовал образ Христа. С Ананией царь отослал письмо с просьбой об исцелении. Христос написал ему в ответ, а вместо рукотворного портрета передал Анании ткань – сперва Иисус омыл лицо водой, а затем отер полотенцем (убрусом), на котором запечатлелся его Лик. Авгарь положил Нерукотворный Образ на лицо и сразу исцелился.

Согласно второму преданию, Христос отер лицо после молитвы в Гефисманском саду, а потом поручил апостолу Фоме доставить полотенце с Ликом Авгарю, которому обещал исцеление. После Вознесения Христа Фома передал драгоценную ткань апостолу Фаддею, а тот прибыл в Эдессу, вручил полотно Авгарю… После многократных чудотворений плат с Нерукотворным Образом был, по приказу Авгаря, закреплен на доске, украшен золотом и помещен над воротами Эдессы вместо языческого божества для охраны града.

В 944 г. (и это совершенно достоверный исторический факт) эдесский образ был торжественно перенесен в Константинополь. С тех пор и до 1204 г. Мандилион хранился в Фаросской церкви при Большом дворце. А 16 августа – день перенесения Мандилиона в Константинополь – и в наши дни остается в церковном календаре. Дальнейшая судьба Мандилиона достоверно не известна. Понятно, что при разграблении города крестоносцы похитили его, как и хранившиеся рядом другие реликвии. По одной версии (довольно основательной), Мандилион хранился в Париже, в Сен-Шапель, вместе с терновым венцом, копьем Лонгина и другими реликвиями. Но, в отличие от них, был утрачен во время Революции. Более оптимистические версии, увы, не выдерживают серьезной критики. Но многочисленные списки и их реплики – иконы Спаса Нерукотворного – хранят тень божественной энергии самого Мандилиона.

 Святой Керамидион.

Эта реликвия напрямую восходит к истории Авгаря и эдесского образа. Согласно византийским преданиям, внук Авгаря отступил от христианства и захотел уничтожить Нерукотворный Образ над вратами Эдессы. Однако епископ города узнал об этом и закрыл полукруглую нишу с Мандилионом черепицей, предварительно поставив внутрь горящий светильник. На столетия Образ был забыт, но в 544 г., при осаде города персидским царем Хосровом II, епископу Евлалию в ночи явилась таинственная женщина в воинских доспехах, которая указала на реликвию. Когда черепицу сняли, светильник все еще горел, а на самой черепице (Святом Чрепие или Керамидионе) запечатлелся образ – отражение Мандилиона. Эта реликвия хранилась в Эдессе до 968 г., когда была, вслед за Мандилионом, перенесена в Константинополь и оказалась в той же Фаросской церкви. Есть свидетельства, что Мандилион и Керамион в определенные моменты скрывались покровами, но в другие моменты помещались в церкви – над алтарем в арке – и напротив. Именно так изображены они, например, в соборе Спасо-Мирожского монастыря в Пскове: Мандилион в восточной арке, Керамидион – в западной.

Еще один Керамидион судьба привела в Грузию. По легенде, Анания, возвращаясь к Авгарю из Иерусалима с драгоценным даром, по пути вынужден был на ночь спрятать Мандилион под грудой черепицы. Наутро на одной (по версии на двух) черепицах появился Нерукотворный Образ. И один из этих Керамидионов был принесен из Сирии в Грузию святым Антонием Марткопи, одним из основателей грузинского монашества. Считается, что сейчас он находится в Тбилиси в музее.

Плат из Камулианы.

Менее известный в наши дни Нерукотворный Образ хранился в малоазиатском селении Камулиана. В 574 г. его перенесли в Константинополь, где он стал надолго палладиумом империи, который брали в важнейшие военные походы. По преданию, плавающий в воде льняной плат со Святым Ликом нашла некая Ипатия. Она приложила ткань к своему головному убору – и на том тоже остался «отпечаток» образа Христа. Эффект умножения Нерукотворных Образов породил целый ряд других сказаний, которые мы сейчас излагать не будем.

Плат Вероники.

Его называют еще иногда Vera Icona – истинный образ. В западном христианстве существует своя традиция почитания Нерукотворного Образа, параллельная византийской. Исследователи считают, что она сложилась в XIII-XV вв. в среде францисканцев. Легенда гласит, что некая благочестивая жена Вероника протянула Христу платок, чтобы отереть пот с лица на пути на Голгофу. И на платке остался Святой Лик. Из Иерусалима образ был перенесен в Рим, и теперь хранится в капелле под юго-западным столпом купола собора Святого Петра. Его проносят перед верующими в реликварии на пятое воскресенье Великого Поста, но сам образ увидеть при этом невозможно. Единственный известный снимок крайне плох в техническом отношении, да и сделан очень давно. Но судить о Плате Вероники можно по ранним его воспроизведениям в двух иконах: из Сан-Бартоломео в Генуе и из церкви Сан-Сильвестро-ин-Капите в Риме.

Ольга Чумичева

Иллюстрации:

1. Авгарь получает Нерукотворный Образ Иисуса Христа. Композиция со створки триптиха. Монастырь Святой Екатерины, Синай, 10 в.

2. Перенесение Мандилиона в Константинополь. Миниатюра.

3-5. Плат Вероники: сохранившийся снимок, иконы из Генуи и Рима.