Первый визит представителя западной цивилизации на Русь всегда подобен спуску в ад. Не всем этот «дантовский» опыт идет на пользу: кто-то пробуждается духовно, а кто-то начинает сильно тосковать по материальному.

В 1594 году, после долгих уговоров Бориса Годунова, Марк Ридли, знаменитый английский ученый, принял предложение стать личным лекарем царя Федора Ивановича. Это было настоящее событие, поскольку ученые такого калибра до этого никогда не посещали Россию. Благодаря ему многие боярские дети получили отличное образование в математике, химии, физике и т.д. Он за считанные месяцы изучил русский язык и составил русско-английский и англо-русский словари, в которых русские слова были записаны кириллицей.

Ридли прожил на Русской земле четыре года, а потом был призван на службу английской королевой Елизаветой I личным лекарем и секретарем. При отъезде медика из России Борис Годунов писал королеве: «Мы возвращаем его Вашему Величеству с нашим царским благорасположением и похвалой за то, что он служил нам и нашему предшественнику верой и правдой. Ежели и впредь пожелают приезжать в Россию английские врачи, аптекари и иные ученые люди, то всегда будут пользоваться хорошим приемом, пристойным местом и свободным допуском».

До конца своей жизни этот великий ученый гордился тем, что служил лейб-медиком у русского государя. Уже на родине он вспоминал, что долго задавался вопросом, почему Господь послал его в эту очень странную страну, пока наконец не осознал, что именно в «дикой Московии» он смог явственно почувствовать присутствие Бога.

Спустя 420 лет другой сын английской земли, ведущий автомобильного телешоу Top gear Джереми Кларксон, ступил на Русскую землю. И, видимо, сделал это с левой ноги. Джереми жалуется:

«…недавно провёл неделю в России — стране, где, кажется, не изобретали манеры поведения. Когда администратор на ресепшне отеля просит ваш паспорт, она не говорит «Не могли бы вы показать ваш паспорт на минутку, сэр, если это вас не сильно затруднит?». Она говорит: «Паспорт». А если вы его не можете найти за три секунды, то добавляет: «Скорее!»…

И дальше в том же духе: в очереди воспитанному Джереми не предлагали пройти вперед, официанты неласковы, а пилот «Аэрофлота» не желает «удачи».

«Все это для британца дико», — заключает телеведущий и дает свой нехитрый рецепт цивилизованности: «Нужны 4G и кнопки, закрывающие двери лифта, а ещё скоростные поезда. Потому что они экономят нам больше времени на то, чтоб мы могли писать длинные благодарственные письма и немного болтать с молочником”.

Опыт ведущего телешоу об автомобилях Джереми Кларксона очень схож с опытом человека, который всю жизнь провел на рейсах эконом-класса Emirates airlines, где общался исключительно со стюардессами. И вдруг, по воле Провидения, этот вечный челнок попадает из чего-то динамичного, из режима «взлет-посадка», из мира вечно доступных зарядных устройств, 4G и «кнопочного» слива в клозете воздушного судна в разряженную статичность обнаженной реальности.

Русь не зря со времен средневековья жители Европы называли царством духовным – здесь педантично вылепленная руками человеческими материя открывает в себе семя метафизической ущербности и начинает разлепляться по швам. Это сказывается и на человеческих отношениях: «реверансы» в антиматериальном царстве теряют свою западную смысловую формулу – либо ты святой, либо иди к бесу. Вежливые «спасибо», «пожалуйста», «проходите вперед» в русской действительности табуированы на уровне подсознания. Ибо дежурной вежливости на Руси всегда предпочитали Благочестие и искреннюю Любовь.

Для Джереми, конечно, «русский гиперреализм» стал полным сюрпризом. Он как Садко-богатый гость ехал в царство олигархического изобилия, а его прямо на выходе с борта самолета толкнули плечом. Разочарование…

К счастью Джереми не попал в Православный храм – здесь бы его печально удивило отсутствие Wi-Fi, 4G и святые образы не в 3D-решении.

Другой англичанин из прошлого Артур Ди (Артемий Дий, как его именовали русские), сын знаменитого британского ученого Джона Ди, прослужил в России в качестве лекаря царя Алексея Михайловича в течение 18 лет. Свою жизнь в Московии он воспринимал как очень серьезную духовную практику. В своих дневника Ди писал: «Это страна возгоняет дух. Страна Возможности, жизнь в которой дарует надежду на Спасение. Всякий, кто ищет истину, найдет ее именно здесь».

Джереми Кларксону хочется сказать одно.  Мил человек, то, что ты видел в России, не ад. Это всего лишь репетиция, суть которой показать, что Спасение заключается не в тестировании машин и милых беседах с молочником. Подлинный спуск начнется несколько позднее, спуск туда, где нет гаджетов, милых людей на ресепшн, а главное скоростных лифтов, оборудованных кнопочками.

И в конце… Русский философ Аркадий Чанышев свой трактат «О небытии» закончил так: «Человек приходит из небытия и уходит в небытие, так ничего и не поняв». Это касается как смешного парня из телевизора Джереми Кларксона, так и многих обитателей России, которые мучаются отсутствием велодорожек.

Алексей Плешанов