К счастью, сейчас не времена «культурных революций» и «воинствующих –измов», поэтому памятников старины с воображаемым таймером, отсчитывающим секунды до сноса, немного. Но вот тех, которые просто не берегут – сегодня есть, а завтра может рухнуть, сгореть, пойти под снос или закрыться по нерентабельности – увы, хватает… 10 мест, о которых пойдёт речь – конечно же, не весь список, а лишь 10 печальных примеров.

 ДЕРЕВЯННЫЕ ХРАМЫ ОНЕГИ

Местоположение: Архангельская область, Онежский, Плесецкий, Каргопольский районы
Что можем потерять: шедевры деревянного зодчества
Что угрожает: разруха, грозы и пожары

Пияла

«Деревянные церкви Руси, перекошены древние стены…» – пронзительный образ из песни актуален и ныне. В северных деревнях, не знавших татарского ига и крепостного права, наши предки веками создавали архитектурные шедевры. Сложные, изящные, гениально вписанные в ландшафт среди тех же лесов, из которых срублены, эти церкви — воплощение духа Руси. Но дерево недолговечно, а северные деревни в ХХ веке зачахли, и их опустевшие храмы потихоньку гибнут если не от огня так от ветхости. Тут нет закономерностей: одни десятилетиями стоят бесхозными, как церковь исчезнувшего села Красная Ляга, другие – сгорают от нелепой случайности в самый разгар благоустройства, как в соседних Больших Лядинах. Лучший маршрут для знакомства с этими беззащитными шедеврами – от лесопильного городка Онега в устье одноименной реки вверх вдоль берега проселочной дорогой. Несмотря на огромные утраты, тут ещё стоят десятки церквей и часовен, в том числе несколько настоящих шедевров – Подпорожье, Пияла (особенно она!), Турчасово. Чуть менее богат на древности, но более доступен район Каргополя, особенно Красная Ляга, Саунино и Архангело. А вот в Кенозерском национальном парке все под контролем и ждать беды не приходится.

Архангело

Собратья по несчастью: деревянные церкви, дома и мельницы по всей стране, особенно — в Заонежье, Посвирье, Каргополье, на Северной Двине, на Мезени, на Вологодчине.

СТАРЫЙ ТОМСК

Местоположение: Томск
Что можем потерять: среда деревянного города
Что угрожает: современная застройка

Томск (2)

Томск «подрезали на взлете»: процветающий купеческий город с первым в Сибири университетом остался не у дел, когда Транссибирская магистраль обошла его стороной. Но именно поэтому Томск сохранил целые районы деревянных домов, занимающие почти весь Старый город, кроме «каменной» главной улицы. Мощные срубы с тончайшей резьбой наличников, изукрашенными воротами, заповедными ветхими двориками – и все это не музей, здесь живут люди. Между домов вьются трамвайные пути, над домами возвышаются церкви… и строительные краны. Томск – город не бедный, земля тут в цене. Спасает университет, то есть обилие интеллигентных неравнодушных людей, уже несколько лет ведущих цивилизованную борьбу с неуместной застройкой. Деревянный Томск весьма разнообразен: есть почти не тронутые Татарская слобода со старой мечетью и Воскресенская гора с изящной церковью; есть основательно прореженная, но поставленная после этого на охрану Елань, есть диковатое Болото…. Холмистый рельеф и сибирский простор Томи-реки добавляют колорита.

Томск (3)

Собратья по несчастью: Вологда, Астрахань, Иркутск, Улан-Удэ

Церковь ПЕТРА и ПАВЛА на СИНИЧЬЕЙ ГОРКЕ

Местоположение: Великий Новгород
Что можем потерять: один из немногих уцелевших домонгольских храмов

Не секрет, что Россия – страна заброшенных церквей. Их тысячи, если не десятки тысяч – по городам и сёлам, по крепостям и усадьбам, большие и малые, тривиальные и шедевральные. Одни возрождаются, другие ждут своего часа, третьи обрушились и уже вряд ли дождутся. Но Петропавловская церковь на окраине Новгорода стоит среди них особняком – она построена в 1185-92 годах, одна из полусотни уцелевших храмов домонгольской эпохи. Все ее ровесницы, дожившие до наших дней – если не в хорошем, то хотя бы в приличном состоянии, а этому храму вот не повезло – кругом кусты и бурьян, крыша вот-вот провалится от снега.

Собратья по несчастью: тысячи не столь древних церквей

МУРОМЦЕВО

Местоположение: окрестности Судогды, Владимирская область
Что можем потерять: готический замок XIX века

Патриархальная Владимирская область – не то место, где ожидаешь увидеть в лесу величественные руины замка. Нет, конечно не «средневекового» – этот дворец построил в 1880-е Владимир Храповицкий, и стиль такой выбрал, по легенде, из-за подколки французских друзей, что де у вас в России и замков-то нету! Ну а сто тридцать лет спустя легко подумать, что величественный дворец разрушен в войнах феодалов… На самом деле он ветшает с 1977 года, когда упразднили занимавший его при Советах лесхоз. Рядом флигеля и церковь – в том же стиле и вполне приличном состоянии. Россия – страна не только брошенных церквей, но и брошенных усадеб: искоренив их владельцев, далеко не всем дворцам освобожденный пролетариат нашел достойное применение.

Собратья по несчастью: множество усадеб по всей России.

АЛАПАЕВСКАЯ УЗКОКОЛЕЙКА

Местоположения: Свердловская область
Что можем потерять: крупнейшая в мире узкоколейка в глухой тайге

Что угрожает: перспектива нерентабельности

Узкоколейки – не просто транспорт, а целая эпоха. Легкие в строительстве железные дороги вдвое уже обычных (750 мм) больше века были заменой грузовикам и автобусам, и в лучшие годы их сеть была длиннее сети обычных железных дорог. Но с автодорогами они тягаться не могли, с 1970-х годов их сеть пошла на убыль, и ныне пассажирских УЖД остались единицы. Например, узкоколейный заповедник на Урале – линия длиной более 200 (а в лучшее время более 600!) километров уходит от города-завода Алапаевск в глухим таежные сёла. На ней есть ночной поезд со спальными вагонами, старые вокзалы и высокие деревянные мосты, музей, а с недавних пор даже круизный вагон на заказ. Но ещё интереснее жизнь поселков, где в ходу, например, «бешеные табуретки» – самодельные мотодрезины, на которых люди ездят в лес и в город вместо автомобилей. Но как только сёла соединит с внешним миром автодорога – узкоколейка из необходимости превратится для владельцев в обузу, и скорее всего будет закрыта. И не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что за ней исчезнут и таежные села.

Собратья по несчастью: да их уже почти и не осталось…

ФОРТ «КРАСНАЯ ГОРКА»

 форт

Местоположение: Ленинградская область
Что можем потерять: уникальная крепость ХХ века
Что угрожает: разруха, мародёрство и неуместная застройка

Стоящий на острие залива Петербург был мощнейшей в мире морской крепостью – считалось, что с воды его взять невозможно. Щит Петербурга совершенствовался век за веком – на заливе у Кронштадта ещё стоят десятки фортов-островков. Менее известны форты «Красная Горка» и «Серая Лошадь» на южном берегу залива у поселка Лебяжье – построенные в 1909-15 годах как часть Морской крепости Петра Великого, охватывавшей весь залив до самого Таллина, они остались вершиной русской фортификации. Орудия фортов «говорили» и в Гражданскую, и в советско-финскую, и в Великую Отечественную войны, ну а ушли отсюда военные лишь в XXI веке. Ныне «Красная Горка» – это впечатляющие бетонные укрепления, заброшенные служебные здания и даже гигантское 305-миллиметровое орудие на заросших путях, в 1939 бившее отсюда по линии Маннергейма. Увы, с уходом военных форт не стал музеем: его руины наводнили охотники за металлом, и ходят слухи, что живописное место скоро отдадут под коттеджи.

Собратья по несчастью: форты Серая Лошадь, Ино; Карельский укрепрайон, линия Маннергейма.