В XIX веке у многих уважающих себя коломенских купцов в столовых висел репринт поддельного древнего документа: «Коломна сей город, некоторых летописцев по уверению, построен вышедшим из Италии знатным человеком, нарицаемым Карлом Колонною, около 1147 г.». Версия происхождения от самой знатной семьи римлян быстро вписалась в дореволюционный бренд города.

Вотчина римских патрициев

Вот отрывок из письма Николая Карамзина, опубликованного в первой книжке журнала «Вестник Европы» за 1803 год. Письмо из Коломны, куда публицист ездил осенью 1802-го. И там была такая псевдо утка с упреком тогдашним историкам – ревизионистам.

«Желаете ли знать, когда и кем построен сей город? Никто вам этого не скажет. Летописи в первый раз упоминают об нем в конце XII века; он может быть древнее – и гораздо древнее Москвы. Что касается до имени города, то его для забавы можно произвести от славной итальянской фамилии Colonna. Известно, что папа Бонифаций VIII гнал всех знаменитых людей сей фамилии, и что многие из них искали убежища не только в других землях, но и в других частях света. Некоторые могли уйти в Россию, выпросить у наших Великих князей землю, построить город и назвать его своим именем!!! Писатели, которые утверждают, что Рюрик происходит от Цезаря Августа, и что осада Трои принадлежит к славянской истории, без сомнения не найдут лучших доказательств!»

Однако, если углубиться в тему, то фамилия Колонна применительно к Коломне не была, как сейчас говорят, вбросом Карамзина. В 1724 году в Россию приехал итальянец Санти, который попросился к Петру I герольдмейстером и после серьезного испытательного срока занялся составлением «Знаменного гербовника». И вот, в 1730 году на знамени Коломенского полка там появился герб Коломны под номером 53. «На лазоревом поле столп белый, на нем вверху корона, около две звезды». Санти не пояснил, почему он взял именно этот герб. Исследователи пишут, что в гербе отражены славные события, символ опоры Москвы, отсылка к тому, что Коломна некоторое время была столицей и прочие отвлеченные вещи. Но стоит сравнить гербы Коломны и семьи Колонна, чтобы дать себе отчет в очевидном.

гербы

Убежище Ивана III

Легенду о Марине Мнишек, которая пряталась, а потом была заточена и сгинула в одной из башен кремля, знают и лелеют все коломенцы, но гораздо раньше там любил прятаться Великий князь Иван III. Известно, что успешный собиратель земель Московского княжества был хорошим переговорщиком и умело подбирал кадры, но смелостью не отличался, посылая в разные походы талантливых воевод. Во время самых важных боевых действий Иван III очень любил прятаться в Коломне. Например, в 1472 году, когда Ахмат предпринял один из последних походов на Русь, а потом и в великом 1480 году во время первой части стояния на Угре Иван III использовал выжидательную тактику, прячась в Коломне с приличной гвардией. Когда в Коломне стало тоже опасно, он, впрочем и вообще убежал в Москву, о чем есть гневные свидетельства того времени. «Ужас наиде на нь, и въсхоте бежати от брега, а свою великую княгиню Римлянку и казну с нею посла на Белоозеро».

Коломна тогда была деревянной и ничего от нее не осталось, но сохранился подземный ход, который вел из кремля к реке. Его описание есть и в «Путешествим Антиохийского патриарха Макария в Россию в половине ХVІІ века, описанном его сыном, архидиаконом Павлом Алеппским».

«Внутри окружной стены заключаются большие, обширных размеров сводчатые подземелья, выходящие к реке, дабы можно было брать воду из нее в случае нужды и осады, ибо река частью подходит к подножию стены, где есть потаенная дверь с железною решеткой. Также и с другой стороны протекает другая, маленькая река, по имени Коломна (Коломенка), на которой устроены мельницы; по ней и город получил свое название. Вся местность, где расположена эта крепость, представляет высокую гору. Крепость имеет четверо больших ворот; внутри каждых ворот четыре двери и между ними железные решети, которые поднимаются и спускаются посредством подъемной машины. У каждых ворот много пушек, а на башне их висит колокол, в который, в случае тревоги, немедленно ударяют для оповещения жителей».

коломна

Центр шелкопрядения

Паровозы и недавно пастила устоялись в бренде производств Коломны, но нельзя забывать о том, что этот город был одним из крупнейших ткацких центров, и особенно славился шелками. До сих пор коломенский узор кое-где в шелкопрядении используется.

Вот, что пишет Карамзин: «Улицы и строения здесь некрасивы, но зато промышленность людей достойна внимания и похвалы. Давно известны Коломенские фабрики: кумашные, полотняные, шелковые, которые с некоторого времени размножились и в других местах кругом Москвы. В самых маленьких деревеньках женщины в избах своих вьют шелк, а мужья ткут платки и проч. Мудрено ли, что многие крестьяне начинают жить господами, опрятно со вкусом и даже роскошно? Иностранные путешественники могли бы удивиться их избытку, но иностранцы смотрят в Москве большую пушку, разбитый колокол, и не ездят по окрестным деревням. Надобно только заметить, что богатейшие из подмосковных крестьян – раскольники, они не пьянствуют».

Станция «Голыдьба» — конечная

Туристы, которых в Коломне в последние годы все больше, приезжают на станцию «Голутвин». Почему, собственно, «Голутвин»? В каком это городе станция называется именем другого населенного пункта? Неподалеку есть Старо-Голутвин монастырь, и вот до революции у монахов там был предание, что на этом месте находился воровской стан, и тот лихой район назывался «Голутва», что значит голыдьба. Исторические данные и современные события подтверждают то, что криминальные группы часто выбирают местом расположения окрестности городов.

У Коломны и других русских городов много легенд, мы продолжим их собирать.


Читайте также: