В одном советском фильме главный «антигерой» картины переиначил слова известной  песни: «а я еду, а я еду за деньгами, а за туманом едут только дураки». Теперь, по сути,  это девиз  нашего времени, норма большинства. Денежное паломничество из провинции в мегаполисы не ослабевает, покуда не оскудевает рука дающего. Однако, «дураки» все-таки находятся. Те, кто уезжает в деревни.

Они воспринимаются как чудаки, люди не от мира сего. Отчасти, где-то так и есть – романтика родных просторов всегда считалась уделом либо  творческих, либо  дауншифтеров, которые никогда «своими»-то в  городах и не были. Но вот уже к земле потянулись «нормальные»: те, которые с карьерами, офисами, бизнесами и прочими атрибутами успешной городской жизни. Некоторые мои весьма состоятельные знакомые сейчас строятся кто на Онеге, кто в Костроме, кто в Вологде. Нет-нет, никаких «замков» и охотничьих угодий, все по-честному, согласно исходному коду Русского Севера:  добротные срубы  да надел земли для пахоты. А тут уже и креативный класс потихоньку по Руси потянулся. Пока так, осторожно, вахтовым методом, сохраняя признаки московского образа жизни и декларируя  цели культурного опыления «отсталых» в этом смысле регионов.

И вот недавно, один мой друг, успешный молодой москвич, в прошлом топ-менеджер мультибрендового ритейлера, а ныне совладелец нескольких  городских кафе, заявил о своем намерении покинуть эти берега. Поговорить о причинах такого решения, а самое главное о представлении его последствий, планах и мечтах, рисках и возможностях, мы встретились одним летним вечером в кафе моего друга (по его просьбе, интервью публикуется без указания имени и других персональных данных).

Если честно, я очень удивлена твоим решением… Некоторые из моих знакомых недавно уехали из Москвы, но они – не переехали, а «вернулись», в свои родные города. А ты, коренной москвич, можно сказать «плоть от плоти», как так?

Это связано,наверное, в большей степени с моим характером. Город, его стиль жизни, это движение вечное не для меня. Я не фанат большого количества людей вокруг.

Странно слышать от человека, чьи проекты, бизнес связаны как раз таки с этим самым стилем жизни.

Пойми, я себя нормально чувствую в городе. Я москвич, свой город очень люблю, и считаю, что Москва — город очень интересный, здесь много всего происходит, много интересных людей и у меня действительно большой круг общения.  Но, когда подходишь к возможности выбора – жить в городе или жить вне города – я выберу второе. Мне близок патриархальный уклад – в своем  доме, с большой семьей. То есть, это не проблема в коммуникациях, я не хочу жить отшельником где-то на Севере, в избушке на отшибе, но и не хочу жить в бетонной коробке, в отрыве от земли, от природы.

В определенном возрасте надо делать выбор. На мой взгляд, мегаполис – это неестественно. И это не только мое мнение, уже многими исследованиями доказано, что все эти городские конгломерации – это все искусственно создано, людьми и для людей, чья цель – только деньги, карьера и т.д.

Фото Елены Шумиловой

Фотографии Елены Шумиловой — ее двоих сыновей на лоне родной природы в Андреапольском районе Тверской области, где у Елены своя небольшая ферма, получили международную известность, набрав на сайте Boredpanda 10 миллионов просмотров

 

Но для тебя-то лично дело не в исследованиях. Это просто твоя потребность сейчас?

Да, конечно.

То есть, как ты себе это представляешь? Дом, земля, хозяйство,  со всеми атрибутами старинного русского уклада посадского человека?

Обязательно. Хотя бы  частично для начала. Но только не в садовом товариществе на 8 сотках, в доме стандартной комплектации. Что там делать-то? Я мечтаю о чем-то ближе к деревне. Есть потребность в работе «руками», чтобы свое хозяйство, пусть маленькое на первых порах.  Я прекрасно понимаю  так называемых «фермеров» первой волны, которые сейчас поехали «на землю» и делают свое производство: сыры-колбасы,  другие разные вещи. Это очень круто, я считаю.

Абрамов

Павел Абрамов — выпускник географического факультета МГУ, бронзовый призер Олимпийских игр в Афинах в составе сборной России по волейболу, а ныне — основатель компании «Черный хлеб». В Тульской области в хозяйстве Павла выращивается 12 видов зерновых (пшеница, полба, рожь, овес, ячмень, спельта и другие). 

 

А кто-то из твоих знакомых уже уехал?

Лично в моем окружении пока таких нет, только на уровне намерений. Но я регулярно встречаю такие примеры — читаю в фейсбуке или в СМИ, и видно, что движение такое уже идет.  Кое-кто из моих знакомых переезжает в таун-хаусы или в подмосковные дома на 6 сотках. Пока так, чтобы каждый день ездить в Москву, но я не исключаю, что это первый шаг к тому, чтобы потом  пойти дальше.

Какие «требования» к новому месту жительства ты предъявляешь?

На мой взгляд, есть два пути: или такие города как Черноголовка, Дубна, советские наукограды, где все чудесно-замечательно, но там не чувствуется истории, или наши древние, «культурно-исторические» места. Мне, конечно, ближе второе — города типа Суздаля, Углича, Переславля, где чувствуешь  еще дух старины.  Удаленность от Москвы, в моем случае,  не играет роли. Москва развивается такими темпами, что все в районе 30 километров ощущается как спальный район столицы.  Мы смотрим варианты от 100 километров, чтобы чувствовать, что уже поменял что-то.  Та жизнь, которую  я себе подразумеваю, она уже где-то за пределами  150 километров начинается. Мы выбираем из городов Золотого кольца, дальше уехать мы пока вряд ли готовы. Мне нравятся  Углич и Переславль, там и знакомые живут, бывал у них много раз. Или Тверская область, в районе  Торжка,  тоже бывал там в деревнях.

торжок

Торжок. Первое летописное упоминание о городе относится к 1139 году.

 

Это если говорить по поводу места, а вот как насчет людей? Все-таки твое окружение очень сильно поменяется, ты должен понимать.

Вот это самый сложный вопрос в этом деле. И за одну неделю его не решишь: приехал, пообщался, сходили на шашлыки и вот вы уже друзья. Это хотя бы год, чтобы узнать людей, понять, притереться. У меня нет страха, что соседи будут деревенские, хотя историй тоже много разных ходит: что с ними тяжело, что алкоголь и прочее… Так что, если будут видимые причины – люди пьют, то такой вариант сразу отпадает. А дальше — креативный класс или рабоче-крестьянский, мне это не принципиально.  Главное,  чтобы  без «высоких заборов», чтобы  было «открытое пространство», шли общие процессы, и чтобы в них можно было участвовать. Хочется помогать  местным, работой например, чтобы вместе какую-то историю создавать. Это, конечно, архисложно, но я не боюсь пожить в «тестовом» режиме, и если через год пойму,  что  место не мое, с людьми не складывается, что-то мешает, то можно ведь и переехать.  У меня нет такого – сразу осесть и все.  Но,  это пока мы  без детей, конечно.  Когда появятся дети, будет уже совсем другая история.

Евгений Харьков - бывший юрист, создал свою компанию Badgers Wood, изготавливающую мебель для собак. Переехал жить и работать в Тверскую область, где у Евгения свой дом, мастерская и небольшое хозяйство.

Евгений Харьков — бывший юрист, создал свою компанию Badgers Wood, изготавливающую мебель для собак. Переехал жить и работать в Тверскую область, где у Евгения свой дом, мастерская и небольшое хозяйство.

 

То есть на данном этапе, в плане детской инфраструктуры: больницы, школы, ясли, ты место не оцениваешь?

Это сейчас везде есть, я думаю. Вот Переславль, например, показателен, на мой взгляд. Плюс у нас такой вариант – родителей рядом с собой в деревне поселить, они, в принципе, не против с нами уехать. Тогда совсем замечательная история, когда  сам живешь в провинциальном городке, а родители в деревне. Можно каждые выходные всей семьей на обед собираться, а для детей бабушка всегда рядом.

Вы уже приценивались?

Пока подробно не смотрели. Предполагаю, что вполне можно уложиться в сумму  от миллиона  до двух.  В Угличе, например, за эти деньги можно найти неплохой  деревянный дом с землей, ухоженный, почти в самом центре.  Вообще, надо сказать, что люди там прекрасно себя чувствуют, у всех работа, в городе много туристов, и там нет такого, что все в Москву бегут. Мне кажется, в любом городе Золотого кольца, так называемый средний класс  вполне хорошо себя чувствует.

От редакции: мы поинтересовались в интернете объявлениями о продаже домов в Угличе, публикуем для примера один из вариантов. «Продается дом в центре г. Углич (ул. Октябрьская 26/1) с земельным участком 12,3 сотки (разрешенное использование: для обслуживания индивидуального жилого дома) в 400 метрах от центральной площади города, в 200 метрах от Алексеевского монастыря. Рядом центральный рынок и автостанция. Дом бревенчатый, рубленный, стоит на ленточном фундаменте, покрыт шифером, состоит из трех комнат, прихожей и кухни. Общая площадь дома 53 кв. м. Печь разобрана в связи с проводимым ремонтом.» Стоимость: 1 200 000 рублей.

Вот, кстати, насчет работы. Ты уже думал об этом?

Свою работу там я вижу как частный бизнес: кафе открыть, например. Вложения, в принципе, небольшие. Другой вопрос, насколько это там людям нужно. Очень интересно сельское хозяйство. Хочу попробовать выстроить свою жизнь так, чтобы быть максимально независимым от магазинов, то есть  жить своим хозяйством. Я считаю, что это вполне реально. Почему нет? Нас сейчас в Москве родители своими овощами с дачи обеспечивают, что-то на  зиму консервируют, и нам хватает.  И если даже дача перекрывает половину потребностей, то на своей земле, возьми, еще не только морковку, кабачки, капусту посади, а построй птичник — вот тебе уже яйца, мясо.

Это еще одна очень важная причина нашего отъезда, потому что случиться может всякое, и если завтра ты, будучи горожанином, останешься без денег, то это практически будет означать конец. Что, ходить милостыню просить? А на земле по-любому проживешь. Конечно, все зависит от потребностей, но вот у меня нет привычки шиковать. Опять же, я говорю с позиции человека, на данный момент не обремененного детьми, как там будет, когда появятся дети, посмотрим.

Мне кажется, что дети – как раз основной камень преткновения отъезда из мегаполиса. В частности, их образование.

Я уверен, что в наших небольших провинциальных городах образование, по крайней мере, среднее  или дошкольное, точно не хуже чем в Москве.  В  Москве в школы уже пришли молодые учителя, с определенными ценностями и мировоззрением, «потребительским», так сказать. А в провинции, думаю, еще остались учителя  «старой школы». Так что, не пугает. Примеров масса. Тот же Борис Акимов (руководитель кооператива ЛАВКАЛАВКА, прим.). Я на него подписан в фейсбуке, читаю регулярно. Живет человек в деревне, свое большое хозяйство, местных уже привлекает к строительству фермы, рабочие места создает. А ведь у него четверо детей, и ничего… Понятно, что у Бориса в Москве успешный  бизнес, в деньгах он не нуждается, но он тем не менее строит вокруг себя целую историю в деревне. В этом плане большой  респект ему. И я вот видел у него в ленте (фейсбука, прим.),  что они с семьей ходят там на все церковные праздники, а ведь это человек, как бы, один из хипстеров, из тусовки определенной, но не боится это выкладывать, говорить об этом, поздравлять всех с православными праздниками. Я очень его за это уважаю, и за «пропаганду» определенного образа жизни вообще.

Борис

Борис Акимов — основатель фермерского кооператива ЛавкаЛавка, а с недавних пор еще и ведущий программы «Сельское утро» на канале «Россия». Первый выпуск программы Борис посвятил рассказу о собственном хозяйстве.

Ты собираешься детей в православной традиции воспитывать?

Да, однозначно. То, что мои дети должны ходить в воскресную школу даже не обсуждается. И с этим-то как раз в тех местах, что мы рассматриваем, проблем нет. В Угличе 30 храмов, хорошие приходы, и все это в пешей доступности. Или  в том же Переславле. И это очень большая помощь новоселу на первых порах, можно подойти к батюшке, спросить совета: кто чем занимается, кто может помочь с этим или с этим, как лучше поступить и т.д. Потому что в таких местах батюшки как раз и цементируют людей.

А как сейчас в Москве твоя церковная жизнь складывается?

Пока по территориальному признаку. Сейчас, например, я хожу в храм в Строгино, мы недавно переехали. Я лично не из тех, кто выбирает храм по принципу: нравится – не нравится, красиво – не красиво, или по «старинности» храма, атмосфере. Плюс у меня пока нет духовника, и это другая история. Один мой друг ходил всегда в храм на Чистых прудах, где служил его духовник, а сейчас батюшку перевели в Коньково, и он теперь ездит туда. Приходы в Москве заметно растут, а в Строгино у нас еще и такой — «социально активный» приход, что мне очень нравится. Экскурсии, уроки греческого, мастер-классы… На удивление там есть все, даже своя футбольная команда для детей.  Там очень много людей, в том числе молодых, все собираются, общаются. И это при том, что как такового храма пока нет — просто палатка стоит, а строительство церкви рядом идет. Недавно мы ходили на публичные слушания по поводу строительства нового храма рядом с нашим домом. Для меня это был первый опыт «народного» обсуждения. Слушайте, это кошмар! Слева стояли те, кто против храма, а справа те, кто «за». И это как два разных народа! Удивительно. Лишний раз убедился, что так называемые «атеистически настроенные»  даже выглядят по-другому, от них энергетика другая исходит, негатив. И это при том, что как альтернатива обсуждалось строительство то ли высотки очередной, то ли торгового центра. Казалось бы, очевидно преимущество у строительства храма, так ведь нет, все равно против.

А по святым местам ездишь?

Оптина пустынь в первую очередь. Первая поездка туда получилась почти случайно. У моего друга там брат в братии, ездили в гости к нему. Теперь езжу каждый год. Стараюсь по два раза, но на страстную седмицу обязательно. Псково-Печорская Лавра большое впечатление произвела. Саввино-Сторожевский монастырь в Звенигороде. Очень хочу в Дивеево, на Соловки, Валаам. Да много где хочется побывать. Мечтаю как-нибудь целый месяц вообще только этому посвятить – паломничеству. Тем более, что для русского человека это испокон веков было чуть ли не делом всей жизни.

Екатерина Кузьмина

 

 

 


Читайте также: