В истории русской словесности существует только один грандиозный памятник, целиком и полностью обыгрывающий по-настоящему космическую тему – тему затмения Солнца. Это «Слово о полку Игореве», прекрасная древнерусская песнь, которую автор начинает и заканчивает с оглядкой на небеса.

По сюжету, князь Игорь выдвигается в военный поход против половцев. Как только он переходит реку Донец и оказывается на вражеской территории, на предвечернее солнце находит тень. «Тогда Игорь взглянул на светлое солнце и увидел, что оно тьмою воинов его прикрыло… Страсть князю ум охватила, и желание изведать Дона великого заслонило ему предзнаменование». Здесь целых два любопытных момента. Во-первых, как парадоксально выражается автор, солнце теперь светит тьмою (!), а во-вторых, так же, как на лучезарный диск светила находит черный саван, так и ум князя заслоняется страстью и порочным желанием стяжать себе славу, разгромив половцев. Однако Игорь игнорирует знамение: «И сказал Игорь дружине своей: «Братья и дружина! Лучше убитым быть, чем плененным быть; так сядем, братья, на своих борзых коней да посмотрим на синий Дон».

Надо сказать, что во времена князя Игоря затмение внушало вовсе не беспричинный страх даже с точки зрения современного рационального человека. Примерно за сто лет до написания «Слова о полку Игореве», с 1076 по 1176 год, случается 12 солнечных затмений, которые так или иначе приходятся на моменты смерти или гибели 13-ти черниговских князей рода Святославичей или рода «солнечных князей». В таком случае, как бы невероятно это ни звучало, Игорь Святославич в 1185 году становится свидетелем тринадцатого затмения, которое по логике вещей грозит ему гибелью.

 

Оно случается в среду, 1 мая 1185 года и задевает тенью территорию современного Санкт-Петербурга, но полностью покрывает земли Великого Новгорода и Ростова. Сначала солнце предупреждает Игоря, только «прикрыв тьмою» его войско. Однако князь неотступен. Тогда солнце преграждает путь («заступаше») ему самому. Исход битвы с этого момента предрешен: «Уже гибели его ожидают птицы по дубравам, волки беду будят по яругам, орлы клекотом зверей на кости зовут, лисицы брешут на червленые щиты». Вскоре Игорь Святославович попадает в плен к половцам, а его пятитысячный отряд воинов целиком разбивается вражескими полчищами. Такого унизительного поражения русские князья еще никогда не испытывали.

Отряды половцев сравниваются с черными тучами, которые идут заслонить «четыре солнца» – Игоря, Всеволода, Владимира Игоревича и Олега. Автор продолжает традицию обращения к князьям как солнцам. Точно также к князю Владимиру обращались как к «красну солнышку». А когда в песне поется, что на реке Каяле тьма свет прикрыла, в этом видится ясный намек на то, что язычники одолели христиан.

Вообще языческая тема в «Слове» выступает своеобразным контрапунктом. Хотя и здесь повсюду разбросаны солнечные символы. Например, в «Слове» несколько раз упоминается языческое божество Даждьбог, бог солнечного света. В «Повести временных лет» он назван могучим мужем, царем Солнца.

А одним из героев «Слова» является князь Всеслав, запомнившийся потомкам как волхв и чародей. По легенде, Всеслав мог превращаться в волка и «перерыскивать» путь Хорсу, иными словами, вызывать солнечное затмение. Не даром в «Слове» Всеслав совершает свои деяния в ночное время под покровом тьмы. К тому же, до похода Игоря Всеслав захватывает Псков и Новгород через год после солнечного затмения 1064 года.

Но самое невероятное то, что затмение продолжается все время, пока Игорь находится в плену у половцев, то есть на языческой земле. По крайней мере, такое впечатление создается, когда читаешь песнь. Князь только-только успевает переправиться через реку Донец в половецкое царство, как его настигает небесная тьма. И только в самом конце песни, когда Игорю удается бежать из плена, автор радостно заявляет: «Солнце светится на небеси – Игорь-князь в Русской земли».

Важно заметить, что находясь в плену, Игорь сожалеет о случившемся и даже кается священнику, которого половцы  пригласили из Русской земли и привели к шатрам Игоря (в плену ему приходилось жить в более чем комфортных условиях).

Благоприятному исходу содействует и жена Игоря, Ярославна, которая горько плачет в Путивле на забрале. Она обращается к светилу: «Светлое и тресветлое солнце! Всем ты тепло и прекрасно, зачем же, владыко, простерло горячие свои лучи на воинов?»

Сразу же после этого обращения автор впервые упоминает имя Бога, как если бы этот самый владыко услышал плач Ярославны и сжалился над князем: «Прыснуло море в полуночи, идут смерчи тучами. Игорю-князю бог путь указывает из земли Половецкой на землю Русскую». Как мы помним, затмение все еще продолжается, поэтому пока князь не ступит на родную землю, ему надо показывать дорогу.

Как известно, символ не имеет однозначного толкования. Затмение можно воспринимать как природный феномен, а можно и как помутнение ума, ведь гордыня – это затмение души. Игорю могли указывать дорогу в географическом смысле, а могли и в духовном, не даром с иконой и крестом он из плена первым делом направляется к святому храму Богородицы Пирогощей. Солнце может быть символом языческим (в событиях похода трижды фигурируют солнечные боги), а может и христианским: князь исполняет божью волю, ведь власть ему дана от бога. Он должен быть светел и славен как источник праведной власти.

 Максим Казаков

Иллюстрации: Мария Зайцева, Николай Рерих

 


Читайте также: