Пётр II, родившийся 12 октября 1715 г., не был плодом счастливой любви своих родителей – царевича Алексея Петровича и немецкой принцессы Софии-Шарлотты Брауншвейг-Вольфенбюттельской. Не любовь свела молодых супругов, а железная воля Петра I, желавшего породниться с европейской династией.

Оказавшись в чужой стране с нелюбимым мужем, София-Шарлотта писала матери: «Один Бог знает, как глубоко меня здесь огорчают… Я не что иное, как бедная жертва моей семьи, не принёсшая ей ни малейшей пользы, и я умираю медленной смертью под бременем горя». Скончалась несчастная принцесса 10 дней спустя после рождения сына, произнеся с горечью: «Умираю охотно». Для Алексея Петровича сын от нелюбимой женщины был лишь досадной обузой, он без сожаления бросил ребёнка, бежав в Вену.

Лишённый родительской ласки, Пётр Алексеевич рос как трава на лугу: учили его «чему-нибудь и как-нибудь», воспитанием практически не занимались. Тем временем, скончался Пётр I, престол заняла его вдова, императрица Екатерина I, а реальная власть оказалась в руках светлейшего князя Александра Меншикова. Хитрый интриган с тревогой наблюдал, как тают здоровье и силы Екатерины I, погрузившейся в безумный вихрь удовольствий и развлечений. Ему нужно было позаботиться о будущем. И Меншиков начинает обхаживать наследника престола — юного Петра Алексеевича. Тоскующий по ласке ребёнок потянулся к «светлейшему», он даже стал называть «батюшкой» человека, подписавшего смертный приговор его настоящему отцу! А «батюшка» тем временем поспешил обручить «маленького принца» со своей дочерью Марией. С помощью этой «розы» Меншиков надеялся упрочить своё влияние на Петра.

Умирает Екатерина I, и 11-летний мальчик становится императором. «Он один из самых прекрасных принцев, каких можно встретить; он обладает чрезвычайной миловидностью, необыкновенной живостью», —  пишет о Петре французский дипломат Лави. Юный государь обещал подражать римскому императору Титу, старавшемуся поступать так, чтобы никто не уходил от него с грустным лицом. К сожалению, обещание это Петр не сдержал…

Меншиков спешил «ковать железо пока горячо»: он перевёз венценосного отрока в собственный дом, государева невеста Мария получила титул императорского высочества. Одних недоброжелателей «светлейший» отправил в ссылку, других – подкупил высокими должностями.

Малолетний государь, всецело доверявший «батюшке», безропотно подписывал любой составленный им указ. Но с воспитателем царя Меншиков здорово оплошал. Он приставил к Петру лукавого немца Остермана, притворявшегося преданным сторонником «светлейшего». На деле Остерман ненавидел всесильного временщика и вместе с княжеским кланом Долгоруких готовил его падение. Хитроумный немец был  неплохим психологом. Уроки Остермана так увлекали Петра, что мальчик, едва проснувшись ранним утром, чуть не бегом спешил на занятия. А педагог постепенно настраивал юного царя против Меншикова.

Летом 1727 г. Меншиков долго и опасно болел, едва не умер. Сильный организм князя победил недуг, но влияние на Петра «светлейший» утратил. К тому же юный царь всерьёз увлёкся своей родной тёткой – 18-летней Елизаветой Петровной. Искушенная красавица, дочь Петра I, всерьёз подумывала о престоле, поэтому к наивным ухаживаниям маленького родственника отнеслась благосклонно. Пётр II и Елизавета ежедневно уезжали верхом на прогулки и охоту, а по вечерам юный император сочинял в честь тётушки любовные стихи. Поддавшись очарованию новой «розы», маленький принц охладел к наречённой невесте Марии Меншиковой. «Светлейший», разумеется, заметил эту перемену и решил проучить дерзкого мальчишку.

Однажды подданные преподнесли государю изрядную сумму. Пётр распорядился послать деньги своей даме сердца — Елизавете. Узнав об этом, Меншиков перехватил гонца и бесцеремонно прикарманил царский подарок. Пётр был в бешенстве, он вызвал князя «на ковёр» и устроил  форменный разнос. «Я тебе покажу, кто из нас император!», — бушевал юный царь, в котором взыграл буйный нрав его деда, Петра Великого. Ошеломлённому Меншикову пришлось вернуть деньги Елизавете.

В сентябре князь устроил в своем поместье пышное празднество. Пётр обещал быть, но не приехал. И тут раздосадованный Меншиков совершил роковую ошибку: во время богослужения в часовне он демонстративно стал на царское место. «Доброжелатели» князя, разумеется, доложили Петру. Эта выходка положила конец головокружительной карьере Меншикова: «полудержавного властелина» арестовали и сослали с семьёй в Берёзов. Новым фаворитом царя стал Иван Долгорукий – известный всему Петербургу мот и гуляка.

С падением Меншикова Пётр почувствовал себя совершенно независимым. Он перестал  учиться, забросил государственные дела. По воспоминаниям современника, «император занимается только тем, что целыми днями и ночами рыскает по улицам с царевной Елизаветой, посещает камергера (Ивана Долгорукого – Д.К.), пажей, поваров и Бог весть еще кого». Долгорукий приучил малолетнего государя к разгулу и разврату, отвлекая от любых серьёзных занятий.

Изменился к худшему и характер Петра: «маленький принц» сделался  вспыльчивым, капризным и раздражительным. Более всего он полюбил охоту, с пышной свитой выезжал в леса и неделями гонялся за добычей. А государством «рулил» клан Долгоруких, и под их «чутким руководством» дела в стране шли хуже и хуже.

В конце 1729 г. зарвавшиеся князья, по выражению испанского дипломата де Лириа, «открыли второй том глупости Меншикова». Повторяя ошибку «светлейшего», они решили преподнести Петру собственную «розу» — женить на Екатерине Долгорукой. Князь Иван убедил Петра объявить о предстоящем бракосочетании. Царь с неохотой уступил фавориту, но придворные заметили, что на балу в честь обручения Пётр имел недовольный вид и почти не обращал внимания на невесту.

В декабре царь серьёзно заболел, Елизавета пришла навестить племянника. 14-летний мальчик грустил, говорил, что жизнь ему опостылела, и он скоро умрёт. Слова оказались пророческими: 19 января 1730 г. Пётр II скончался от оспы.

В сказке Сент-Экзюпери Маленький принц попадает на планету, полную чудесных роз. Но их красота кажется ему холодной и пустой. «Вы ничуть не похожи на мою розу, — сказал он им. — Вы еще ничто. Никто вас не приручил, и вы никого не приручили». Принцу из сказки повезло — у него была Роза. А русский «маленький принц» своей Розы среди множества ярких и пышных цветов так и не нашёл.

Дмитрий Казённов