Сегодня модно говорить о толерантности, равноправии и экологии. При этом распространенным стереотипом является то, что первыми якобы спохватились по всем пунктам просвещенные европейцы. Они, дескать, заботятся о мире во всем мире и личном счастье каждого человека, зверька и деревца.

Словом, «Мир, дружба, жвачка!», от Евросоюза персонально каждому. Злобные новостные журналисты, правда, с завидной регулярностью вносят черные пятна в эту идеалистическую картину.

Но не об этом сегодня речь. Поговорим о зверьках, деревцах и кустиках. Западные соседи, у которых уже все отлично, только новостные ленты мешают, смотрят на нашу часть суши с укором. Россия, дескать, с ее расточительным отношением к природным богатствам, страна дремучая и непросвещенная в решении экологических проблем.

НЕ УЧИТЕ НАС РОДИНУ ЛЮБИТЬ!

«Ха!», — можем смело сказать мы им. Это лишь понятие «экология» родилось в XX веке, а любить и беречь природу в России умели во все времена. Кстати, активно любить природу мы начали задолго до европейцев. Первые природоохранные акты на Руси датируются IX-XII веками. В своде законов Ярослава Мудрого «Русская Правда» содержатся первые природоохранные декреты. В нем есть разделы об охране бобров и медоносных пчел, устанавливаются ограничения на эксплуатацию охотничьих и бортничьих угодий.

В X-XV веках на Руси появились первые княжеские охотничьи заповедники, такие, как Семиостровье (на Белом море) и Беловежская пуща. В XIV-XVII веках на южных границах Русского государства существовали «засечные леса», охраняемые территории, где были запрещены хозяйственные рубки. «Засечные леса» тянулись вдоль всей южной границы Московской Руси. Некоторые из этих лесополос сохранились и до наших дней. В XVII веке царь Алексей Михайлович издал около 70 ограничительных указов об охотничьих и рыболовных угодьях, лесах и сенокосах. Была установлена запретная для отстрела зверья зона вокруг Москвы.

Законодательная база дополнительно была укреплена при Петре I. Сегодня известны около 60 природоохранных указов Петра. Он заботился о рациональном использовании и воспроизводстве природных ресурсов. Ратуя за строительство российского флота, император создал действенную систему охраны корабельных рощ.

Для экономного использования лесоматериалов монархом были созданы пильные мельницы, запрещено нерациональное изготовление теса. Чтобы сохранить полноводность сплавных рек, вдоль них устанавливались водоохранные зоны, где запрещалось расчищать лес под пашню. Губернаторов обязывали делать лесопосадки, озеленять населенные пункты. Сор и балласт с судов разрешалось сбрасывать только строго отведенных местах. Другим указом было предписано предварительно согласовывать проекты всех построек «…прожекты зело исправными делать, дабы отечеству ущерба не чинить и казну понапрасну не тратить, а ежели кто прожекты абы как ляпать станет, того лишать чина и бить батогами нещадно». При Петре была взята под охрану жемчужница, обитающая в северных реках России. И именно в организованной императором Академии наук началось систематическое изучение природы России.

НЕ УЧИТЕ НАС РОДИНУ ЛЮБИТЬ! 

В 1888 г. в России было принято «Положение о сбережении лесов», запрещавшее сплошные рубки и установившее категории защитных територий. В конце XIX — начале XX веков в России, как и в других странах, быстро нарастал интерес общественности к природоохранным проблемам. В 1889 г. был создан частный заповедник Аскания-Нов. В 1909 г. создана постоянная природоохранительная комиссия Русского Географического общества. В 1913-1914 гг. в Харькове состоялась одна из первых в мире выставка охраны природы. В 1916 г. были учреждены государственные заповедники — Баргузинский и Кедровая Падь, велась подготовка к созданию других заповедных зон.

Наконец, известны документы о первом опыте экологического аудита, относящиеся к 1890 году. Губернские земские собрания утверждали «Правила о порядке открытия и содержания заводов». Экологическая инспекция того времени состояла из врачебного инспектора, штатного фармацевта и исправника, которые брали пробы земли, воды из реки и ил со дна.

Ольга Демьянко