Так веками называлась на Руси суббота перед днем святого Димитрия Солунского, когда совершается поминовение усопших. С этой «родительской субботой» связаны древние народные традиции.

Одно из первых упоминаний Дмитриевской субботы как дня поминовения всех усопших можно найти в новгородском соборнике 15 века. Однако сама традиция поминовения в этот день, вероятно, значительно древнее. Царь Иоанн IV повелел на Дмитриевскую субботу «петь панихиды и служить обедни по всем церквам и общую милостыню давать, и кормы ставить». В 19 веке утвердилось представление о связи «Дмитриевской субботы» с Куликовской битвой. Известен духовный «Стих о Димитровской родительской субботе, или Видение Димитрия Донского» позднего происхождения, опубликованный в 19 веке. В стихе князь Дмитрий Донской во время литургии видит павших в Куликовской битве ратников, узнает о своей смерти и о пострижении княгини в монашество. Стих завершается словами: «А на память дивнаго видения уставил он Дмитровску субботу».  В 1903 году императорским указом было предписано совершать в войсковых частях  панихиды по усопшим воинам на Дмитриевскую субботу.

В народе «Дедова суббота» считалась одним из главных поминальных дней. Это, возможно, имеет еще языческие корни — середина осени, как и весны, была одним из важнейших моментов годового цикла. В этот день на Руси традиционно готовилось обильное угощение для «поминального пира». Иногда на стол клали дополнительные ложки для покойников. В период между праздником Казанской иконы Божией Матери и днем памяти Димитрия Солунского или Дмитриевской субботой не играли свадеб. На Русском Севере в этот день поминают самоубийц и прочих «нечисто умерших» (утопленников, висельников), хотя в качестве такого дня указывают Троицкую субботу.

Пословицы «дедовой субботы»:

  • «Покойнички на Русь Дмитриев день ведут — живых блюдут»
  •  «На дедовой неделе родители отдохнут» (то есть души усопших получат отдых, если в седмицу перед «Дедовой субботой» случится оттепель)
  •  «Не всегда поповым ребятам Дмитриева суббота» (добродушная ирония по поводу множества заказных панихид и обилия приношений в церковь на Дмитриевскую субботу).

В Беларуси аналог «Дедовой субботы» — «Восеньскiя дзяды» (осенние деды) или просто «Дзмитровка». В этот день устраивали поминки, «приглашали» усопших за стол, говорили за столом о предках — от самых древних и до недавно умерших родичей. Поминальная трапеза называлась «ужином по родителям» в отличие от трапезы на Радоницу («обед по родителям») и на Троицкую субботу («полдник по родителям»). В Болгарии это  «Архангелова задушница», в Сербии — «Субота пред Митровдан» или «Митровске задушнице».