Сегодня в русской православной традиции празднуется память преподобного Илии Печерского — инока, которого считают историческим «двойником» былинного персонажа Ильи Муромца. Однако сейчас в день святого Ильи на русской земле можно видеть странных заморских гостей — вездесущих «драконов» на календарях, открытках и всяких новогодних сувенирах. Этому нашествию мы обязаны современной культурной всеядности, заимствующей представление о годе Дракона из китайского календаря.

Можно встретить немало статей и публикаций, направленных против «новогодних драконов» (особенно на православных сайтах). Все они совершенно справедливы в том, что китайская традиция чужда русским традициям и ментальности. А вот в деталях начинается изрядная путаница. Например, оказывается, что Георгий Победоносец на иконах и на геральдическом щите московского герба поражает… того самого китайского дракона.

Самая распространенная ошибка — это смешение европейских и азиатских представлений о драконах. Ей грешат и русские, и европейцы, причем даже весьма авторитетные авторы (например, французский историк Жак Ле Гофф). Проблема в том, что европейцы использовали «дракона» из своего словарика, чтобы обозначить непонятное им азиатское создание. В христианской традиции драконы — безмозглые кровожадные чудовища или воплощения темных сил. Китайские «драконы» — духи, сверхъестественные полубожественные существа, воплощение доброго начала, мудрецы, воины и небесные стражи (и национальный символ Китая). И читая замечательного русского историка Н. Борисова, который утверждает, что на знаменах Орды изображался «дракон — древний китайский символ счастья» — опять же нужно не забывать, что у монголов китайский дракон превратился в довольно агрессивного духа-тенгри, громовержца (есть еще и японский, и корейский варианты, и все различаются по функциям и темпераменту).

На самом деле, отождествлять «европейских» и «азиатских» драконов — все равно, что взять птицу Гаруду из индуистской мифологии и утверждать, что это ангел. Собственно, даже внешне китайские и европейские драконы совершенно не схожи. Китайские «драконы» проходят несколько стадий взросления — от похожей на карпа личинки до взрослого существа с длинным гибким телом, головой верблюда, украшенной оленьими рогами и длинными усами, без всяких огромных крыльев, с чешуей карпа, когтями орла, лапами тигра и ушами коровы. Европейские драконы  — это чудовища, наделенные всем, что связано со злом в представлении европейца. То есть в наличии перепончатые крылья от летучей мыши, раздвоенный земиный язык, голова и тело ящера, адский огонь, выдыхаемый из пасти.  И Георгий Победоносец на иконах как раз поражает классического европейского дракона (точнее — двухлапого виверна) — с крыльями и одной парой лап.

В русской, славянской традиции вообще правильнее говорить не о драконах, а о «змеях» или «змиях» —  и вот это название сразу отсылает нас к главному антагонисту христианства, Змею, соблазнившему яблоком Еву. С другой стороны, славянский змей — воплощение темных хтонических сил, которые нужно обуздать богатырю. Вот только, если и есть у змеев общее с драконами, то с европейскими, а не китайскими. И даже змей на гербе Казани — тоже вряд ли азиатский «ордынский дракон». Его происхождение связано с местной легендой о победе витязя над змеиным царем Зилантом, который и стал символом города, а геральдически он выглядит вполне по-европейски.

Христианская традиция — это традиция драконоборчества, но боролись христианские витязи совсем с другими созданиями, и не стоит сваливать все в одну кучу, делая попурри из своей и чужой культур. А вот святые змееборцы — отдельная интересная тема, о которой мы обязательно расскажем.

Федор Панфилов

 Иллюстрации:

1. Европейцы изображали символы Китая и Монголии, стилизуя их под свои представления о «драконах».

2. Икона «Чудо Георгия о змие», где святой поражает европейского змея-дракона.

3. Азиатский «дракон» разительно отличается от своего европейского «собрата».

4. «Змеиный царь Зилант» на гербе Казанского царства.

5. Герб европейского рыцарского ордена Дракона, созданного в Позднее Средневековье для борьбы с турецкой угрозой.