Сегодня это музей и мотель, куда можно приехать и насладиться русским духом в Америке. Форт расположен в устье Русской реки, округе Сонома, в Калифорнии. А началось всё с горя: в 1806 году. Николай Резанов, приехав с инспекцией на Аляску и увидев положение дел, купил у американцев судно и приплыл к испанцам в Сан Диего. Все порты были закрыты для иностранцев и ему пришлось прорываться с боем.

СМОТРЕТЬ ГАЛЕРЕЮ

Испанцы оценили русское оружие и блестяще образованного русского капитана с хорошими манерами и в последующие несколько недель он сумел приобрести весь необходимый нвентарь для выращивания пшеницы и подписать договор и торговле, о чём был отправлен гонец в Мадрид для получения разрешения от короля. По возвращении в Ситку с продовольствием и инвентарём, Резанов заставил А.А.Баранова воспользоваться «незаселённым коридором» по побережью в Калифорнии в качестве сельскохозяйственной и охотничьей базы поселений для Русской Аляски. Так появился форт Росс (только после помолвки Николая Резанова с дочерью главы испанской колонии).

Баранов назначил Тимофея Тараканова, талантливого промышленника, вести охотников Аляски в Калифорнию. Кроме того, послал своего представителя Кускова для того, «чтобы оглядеться для поселений на Новом Альбионе». 30 авуста 1812, с благословления Александра I, была проведена церковная служба по освящению поселения, которое выглядело практически также, как сейчас. Оно наглядно показывает хозяйственность русских и их умение вести дела. Француз Августин И. Духот-Силли писал в 1828 г., что 60 русских, 80 кодяков с Аляски и около 80 местных индейцев «жили дружно».

Русская колония возглавлялась губернатором, который получал жильё и зарплату. У него были слуги, но и сам он очень много работал и даже в подспорье содержал огород. Кусков, первый губернатор, был особенно страстным огородником, выращивая капусту и свёклу – его урожая хватало для Ситки и далее по всей Аляске. Всего было 5 губернаторов: А.Кусков (1812-1821); К.Шмидт (1821-1824), П.Шелихов(1825-1830); П.Костромитинов (1830-1838); А.Рочев (1838-1841).

Кроме приказчиков, их помощников и надзирателей, были ремесленники, купцы и промышленники, люди по поручениям, рабочие, охотники и иногда моряки. До 1820г. они работали по договору и получали зарплату. Чтобы избежать подкупа индейцев и пьянства, их кормили и выдавали деньги только на покупку одежды, мяса и муки. В 1832г. (по сохранившимся записям) 72 работника по найму, которым платили зарплату, получали в среднем 360 рублей прибыли к постоянной зарплате. Охотникам-алеутам платили за количество пойманных котиков. Им выдавали одежду и обувь, а также шкуры для ремонта судов ( которые служили около 3-х месяцев, а далее их необходимо было обивать изнутри шкурами).

Уже в 1816 г. количество котика стало уменьшаться и была сделана ставка на выращивание зерна и разведение скота – продовольствие для Аляски и прибывающих кораблей. Это не увенчалось особым успехом: в силу природных условий было трудно вырастить хороший урожай. Единственное, что удалось сделать блестяще, так это вырастить огромный фруктовый сад недалеко от форта с яблонями, грушами, персиковыми деревьями и винограником – сад жив до сих пор и некоторым деревьям около 200 лет. Виноградник стал плацдармом для разведения винограда по всей Калифорнии и сегодня виноград Калифорнии считается одним из лучших. С 1833 по 1841 гг. были основаны три фермерских хозяйства (ранчо) южнее форта – чтобы служить буфером между американцами и русскими и для продовольствия. В это время очень продуктивно работал агроном Егор Черных. Он основал небольшое фермерское хозяйство в 18 километрах от побережья на небольшой речке в долине, где успешно выращивал овощи, фрукты, пшеницу, другие злаки, а также тот самый знаменитый калифорнийский виноград. В 1841 г. Пётр Костромитинов основал другое фермерское хозяйство в устье Русской реки, к востоку от форта Росс, где успешно выращивал пшеницу на 100 акрах. В 3-ем фермерском хозяйстве В.Хлебникова (расположено к востоку от залива Ботега, внутрь материка), самом большом, выращивали ещё и табак.

В хозяйствах успешно выращивали коров, лошадей и мулов, овец. Продукцию (солонину, сливочное масло, шерсть) посылали на Аляску. Кроме того, использовались шкуры для пошива одежды. Производили шерстяную ткань и сёдла, но мало – не хватало рабочих. Было мыловаренное производство, производство  обуви, пороховниц, расчёсок и прочих бытовых вещей. В последние годы существования на трёх ранчо было 1700 коров, 940 лошадей и мулов, 900 овец. Хозяйства описаны французским официальным представителем Ю. Д. де Мофра как «лучшие во всей Калифорнии».

Постепенно в Русско-Американской компании приходили к выводу о необходимости продажи колонии: количество котика постоянно уменьшалось, сельское хозяйство не было таким продуктивным, как в России, мексиканцы постоянно теснили русских и требовали признания их республики, с чем Николай I, ярый приверженец абсолютной монархии, не мог согласиться. В 1839 году царь одобрил план компании о ликвидации колонии. Но никто не хотел покупать колонию – надеялись, что русские сами уйдут.

Наконец, Александр Рочев продал капитану Саттеру все постройки и имущество за $30000, но не землю, которая уже считалась собственностью Мексики. Таким образом, капитан Саттер, мексиканский гражданин, БЕСПЛАТНО получил землю форта, трёх ранчо – всего на 18 километров вглубь от побережья. Этот договор оставался тайным (по приказу царя) до 1857 года и впоследствии вызвал судебные иски.

А.Рочев вернулся в Калифорнию в 1851 года (во время золотой лихорадки) с патентом на промывочную машину для золота, которую он установил на реке Юба. П.Костромитинов вернулся в 1851 году в Сан-Франциско как представитель Русско-Американской компании и стал русским вице-консулом (пробыл на этом посту доя 1862 году). Коммерческие интересы также поддерживались – офис компании на острове Кодьяк поставлял в Сан Франциско лед для пищевой промышленности.

Tina Repin / Тина Репин