Спаситель сказал: «Кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня». (Мф. 10, 38). Значит — идем на Голгофу. Будет неприятно. Будет больно. Мучительно больно.… Ради чего идем?

Преподобный Макарий Великий разъясняет нам:

«Если Бог на земле шествовал таким путем, то и ты должен стать Его подражателем… Ибо Апостол Духом Святым говорит: Подобни мне бывайте, якоже аз Христу (1 Кор. 4, 16). Если же любишь ты человеческую славу, хочешь, чтобы кланялись тебе, ищешь себе покоя, то совратился ты с пути. Тебе надо сораспяться с Распятым, пострадать с Пострадавшим, чтобы после сего и прославиться с Прославившимся» (Рим. 8, 17).

Рецепт спасения от святого, проповедующем в IV веке, вряд ли может быть правильно понят человеком, живущим в XXI веке. Слишком мало логики. Логики, понятной людям, привыкших виртуозно ориентироваться в торговых центрах и пользоваться электронными платежами. Где-то, в глубинах души, мы готовы номинально признать, что нужно чураться человеческой славы и покоя. Однако СОРАСПЯТИЕ нам совершенно непонятно.

Не менее загадочно для нас и понятие «свой крест». Преподобный Исаак Сирин из VII века пытается разъяснить нам: «Всякая добродетель – крест, ибо встречает она жестокие и сильные скорби». Однако мы давно уже не знаем, что такое ДОБРОДЕТЕЛЬ.

Начало крестного пути

И вот преподобный Амвросий Оптинский из ближнего XIX века спешит нам на помощь:

«Когда человек… идет прямым путем, для него и креста нет. Но когда отступит от него и начнет бросаться то в ту, то в другую сторону, вот тогда являются разные обстоятельства, которые и толкают его опять на прямой путь. Эти толчки и составляют для человека крест».

Голгофа

Возможно, мы порой и переживаем какие-то обстоятельства и ощущаем некие неуверенные толчки, однако путь наш от этого не становится прямее.

Наверно, мы абсолютно безнадежны. Нам остается просто взвалить на плечо свои ОБСТОЯТЕЛЬСТВА и брести на Голгофу, которую, правда, мы пока понимаем только в географическом смысле. В надежде на то, что Господь все-таки явит нам, безнадежным, свою милость.

Алексей Загорский