Ни одно выступление «Бурановских бабушек» и ни один балет «Весна священная» в Мариинском театре не обходится без них. Русские лапти, а также поршни, чоботы, бродни и сапоги — предмет нашего сегодняшнего разговора!

Лыко вяжет

У обычного, уже почти лубочного лаптя древнейшая история. Летопись, датированная 985 годом, сообщает нам, что при победе Владимира над волжскими болгарами – “рече Добрыня Володимиру: съглядах колодник, оже суть вси в сапозех: сим дани нам не даяти, поидем искат лапотников”. Очевидно, что войско Владимира, прошедшее по всей Восточной Европе, имело дело преимущественно с лапотниками.


Почему Петр Великий все умел делать, а лапти сплести не смог

Плести лапти было делом трудным и долгим. Самые сноровистые работники успевали за сутки сплести не больше пяти пар. Конечно, “лапти-то плести – не бородой трясти”!

«В дорогу идти — пять пар лаптей плести», — говорилось в известной поговорке. И то верно! В конце XVIII века академик Лепехин подсчитал, что для крестьянина в год надобно было изготовить не меньше 50-60 пар лаптей! Сшивались они очень быстро: летом за четыре дня, зимой — за десять. Но и это не так впечатляет, как затраты материала: на 50 лаптей требовалось всего 150 липовых заготовок ( их называли “лутошки”), каждая из которых была годна только если «содрана» с дерева возрастом не ранее 3-х лет. Деревья липы просто не успевали за потребностями деревенской России, поэтому к концу XVIII века на лапти стали использовать вяз, иву, лозу, бересту.

Самыми распространёнными и дешёвыми были лапти из липы. Поэтому каждой весной деревенские мужики отправлялись в лес драть липовое лыко — в эту пору оно легко снималось с деревьев. Лапти плели на специальной форме-колодке, пользуясь железным крючком. 

 А Вы не задумывались, почему Петр I бороды брил, в иностранное платье рядил, картошку сажать заставлял, но переобуть русских мужиков и баб в деревянные башмаки даже не пытался?  Известно, что завоевав у шведов часть Финляндии, Петр вызвал из Нижегородской губернии шесть человек лучших мастеров-лапотников. В короткое время чухонцы выучились плести лапти и приобрели удобную гигиеничную обувь. В свое время он также приказал русским солдатам обучить эстонцев плести лапти.

Существует также предание, что однажды царь Петр самонадеянно взялся сплести лапоть, но так и не смог завершить эту работу. Гордясь своим трудом, крестьяне говаривали: «Петр Великий все умел делать, но, помаявшись с лаптем, не мог сплести и сказал, что нет хуже ремесла». 

 Лапоть с подковыркой

 Лапти были обувью  удобной, легкой, дешевой, единственный недостаток — непрочной.”В одних лаптях до царя не дойдешь», — говорили в народе.

Обычно лапти выбрасывали, если изнашивалась подошва. Однако бедные людибыли вынуждены их ремонтировать. При этом, разумеется лапти становились не такими удобными, отсюда и выражение «лапоть с подковыркой».
О розовых деревенских лаптях и кожаных московских

 Для праздников в деревнях плелись лапти писаные: полосы лыка были узкими, из из них мастера выплетали красивые узоры. Иногда вместе с лыком вплетали тесьму, ленту  или красили отдельные лыковые полоски (например, лыко вяза держали в горячей воде, отчего оно розовело). 
Кроме лаптей, изготовленных из лыка, бересты, вяза, в Москве были популярны лапти, сплетенные из кожаных ремешков. Они занили промежуточное положение между обычными лаптями и кожаными поршнями уступали и тем и тем и другим. 

Не лаптем единым!

Поршни известны на Руси с давних пор: ещё в VII веке похотжую обувь носили восточные славяне, а позже — небогатый городской люд. Само слово «поршни» переводится с древнерусского как «лоскут» или «рыхлый».

Некоторые историки полагают, что в древности для изготовления поршней кожу снимали  с нижней части лапы животного. По внешнему виду — это мягкие туфли, сшитые из одного или двух кусков кожи. По краям поршней продевались в сделанные отверстия ремешки, которые затягивались у голени и тем самым крепили поршни на ноге.

Чоботы — высокая (выше щиколодок) мягкая обувь из козьей или коровьей кожи, часто с отворотами. Обычно чоботы делались цельнокроёными или шились из двух кусков кожи и подошвы. Именно наличие подошвы, иногда скроенной из другой кожи (хребтовой части шкуры, иногда лошадиной), выгодно отличало чоботы от поршней. В области щиколоток делались дырочки, через которые пропускали ремешок, крепивший чоботы на ноге.

Бродни были найдены в захоронениях великого Новгорода, относящихся к VIII веку. Тогда бродни — высокая обувь, вроде сапогов, но с мягким голенищем, которое стягивалось на ноге  ремешком. За такими ремнями могли держать ножи: традиция ношения «засапожного» ножа известна с давних пор. Сам термин «бахилы», “бродни” будет позже применяться к тяжёлым рабочим сапогам XIX-XX века, которые одевали на охоту или рыбную ловлю.

Сапоги в Древней Руси делались на мягкой подошве с заострённым или тупым, часто приподнятым кверху носком. Жёсткую подошву для обуви стали делать с XIV века. Тогда уже научились выделывать воловью кожу, которая шла на подошву и каблуки.

 

Сапоги на каждый день делали из чёрной кожи, а для праздников — из тонкой чёрной, а также из красной, жёлтой и зелёной кожи. Для украшения края голенищ обшивали шёлком, золотой нитью, жемчугом.

В старинной былине два богатыря соревновались в щегольстве. Так сапоги у одного из них были такие, что «из-под носка соловей пролети, а вокруг пяточки яйцо кати».

 

Сапоги были распространены в обеспеченной среде. Так, в «Повести временных лет», когда воевода Добрыня осматривает взятых в плен болгар, он обращает внимание князя Владимира на то, что они все одеты в сапоги. «С этих дань мы не получим. Пойдём лучше поищем себе лапотников», — говорит воевода князю.

Диана Чанкселиани


Эх, лапти!: 2 комментария