За шесть дней до Пасхи, Иисус Христос отправился из Вифании в Иерусалим. На половине дороги, по его просьбе, ученики привели к нему ослицу с осленком, Чтобы Ему ехать на них. Они покрыли их своими одеждами и Иисус Христос сел и поехал в Иерусалим.

И когда Он ехал, множество народа вышло навстречу из Иерусалима. Одни снимали с себя одежду и постилали по дороге; другие срезали пальмовые ветви, несли их в руках или бросали по дороге и все громко восклицали: «Осанна Сыну Давидову! Благословен грядущий во имя Господне! Осанна в Вышних!» Особенно дети усердно и радостно приветствовали Спасителя и даже в храме кричали Ему: «Осанна Сыну Давидову!» 

В это воскресенье мы отмечаем Вход Господня в Иерусалим. Спаситель приходит  в Иерусалим, хотя знает, что здесь ищут   Его  смерти.  Народ  встречает  Его радостно и торжественно,  как  земного царя,  не  разумея, что это Царь Небесный. Богослужебное  название  этого праздника  —  неделя Ваий  (т.е.“ветвей”).  

В это воскресенье в храм полагается приносить  пальмовые  ветви, вспоминая, как народ срезал их и постилал под ноги Христа. На  Руси  в  эту пору  цветет только верба, ветви которой и освещают на богослужении.

На  Вербное  воскресенье  жители  средневековой   Москвы   становились свидетелями необыкновенного “шествия на осляти”. В этот день, после  ранней  обедни,  из Успенского собора начинался крестный ход. В нем участвовали царь и патриарх, бояре,  дворяне, приказные дьяки и чуть ли не все духовенство  столицы. Процессия  выходила  через Спасские  ворота  Кремля  на Красную площадь  и   останавливалась около Покровского собора. Царь и патриарх проходили внутрь храма в придел  Входа Господня в Иерусалим. Патриарх облачался в архиерейские одежды и служил молебен. Царь одевал парадные одежды, крест, венец. 

ВЕРБНОЕ

Тем временем Лобное место на площади  устилали  дорогими  тканями, устанавливали на нем аналой с Евангелием и иконами.  Всю  площадь  заполняли стрелецкие полки и толпы  народа.  Рядом  с  Лобным  местом стоял  один  изглавных участников праздника — “осляти” — конь, покрытый белой попоной.  Тут же, на “санях” — богато  убранной  телеге,  запряженной  шестеркой  лошадей,стояло цветущее  вербное дерево — символ праздника,  украшенное   цветами  иплодами: яблоками, грушами, финиками, изюмом и орехами.  Спустя некоторое время царь и патриарх выходили из Покровского собора и поднимались на Лобное место. Патриарх подносил государю пальмовую ветвь  и вербу. Раздавали вербу  и  духовенству,  боярам,  народу.  Затем архидьякон читал текст из Евангелия, относящийся  к  происходящему  событию.  Дойдя  до места, говорилось о том,  что  Христос  посылал  двух  учеников  за  ослом, патриарх подавал знак, и двое священнослужителей   подводили  к  нему  коня. Патриарх садился  на  него,  а царь  брал  “осляти”  под  узцы. Начиналось шествие. Впереди процессии шли бояре, дворяне, приказные чины.  За  ними везли вербное дерево. Под ним на “санях” ехали патриаршие певчие —  мальчишки  лет двенадцати в белых одеждах,  похожие  на  ангелов.  Звонкими голосами  они исполняли религиозные песнопения. В середине процессии верхом  на  “осляти”, которого царь вел под узцы, ехал патриарх. Впереди государя стольники  несли скипетр, царскую вербу, свечу и полотенце. Патриарх налево и направо осенял народ крестом. Шествие замыкало духовенство. 

По ходу движения дети стрельцов, шустрые подростки,  расстилали  перед“осляти” разноцветные  ткани  и одежды:  согласно  Евангелию,  так жители Иерусалима встречали Христа, въезжавшего на осле в их город. Когда процессия вступала в Спасские ворота Кремля, по всем  московским церквям звонили колокола. У стен Успенского собора шествие останавливалось. Царь и патриарх обменивались поцелуями. Государь отправлялся во  дворец,  а патриарх — в храм.   

За неделю до Пасхи на Красной площади открывался вербный торг.  Уже  с середины  вербной  недели  вся площадь  покрывалась   белыми платками  инаполнялаль товарами, подарочного назначения. У Кремлевской стены  торговали вербой и живыми цветами. Вот как рассказывал об этом И. Белоусов в очерках «Ушедшая Москва»:

«Еще с середины вербной недели вся площадь заставлялась белыми палатками и наполнялась самыми разнообразными товарами, большей частью подарочного характера: игрушки, цветы, корзинные изделия, галантерея, сласти. К бульвару около кремлевской стены располагались торговцы живыми цветами, тут же стояли мороженщики со сливочным и шоколадным мороженым, но эти торговцы появились в более позднее время, а раньше их заменяли сбитенщики. Тут же стояли палатки, в которых выпекались вафли, были торговцы глиняной и фаянсовой посудой. На вербный торг выезжали букинисты с Сухаревки и торговцы живыми рыбками с Трубы…»

ВЕРБНОЕ

Ветки, освященные в церкви в Вербное воскресенье, приносили домой, украшали искусственными цветами и лентами и помещали около икон, надеясь, что верба защитит от стихийных бедствий, злых чар и болезней. В Сибири на божнице сплетали для вербы особый разукрашенный теремок из соломы. Обряд «шествия на осляти» просуществовал недолго. Болезненный царь Федор Алексеевич, редко покидавший дворцовые покои, не мог участвовать в этой утомительной церемонии. Царевне Софье неприлично было идти в толпе мужчин, ведя за повод патриаршую лошадь. А Петр I и вовсе не собирался этого делать. Хотя в юности, в период междуцарствия, ему пришлось несколько раз и в одиночку, и вместе с братом Иваном «водить осля». Став полновластным правителем, он добился отмены «входоиерусалимского шествия». А затем, воспользовавшись кончиной патриарха Адриана, упразднил и само патриаршество. Вместо разукрашенного дерева с яблоками велено было попросту закупать к празднику несколько возов срезанной вербы и раздавать ее в Успенском соборе на службе.