Княжеские жены, достигшие святости или просто выбравшие после смерти мужа иной путь — служения Богу, принявшие монашество – эти женщины воплощают идеал: кротость и любовь, милосердие и всепрощение.

Есть разные виды святости, и для русских женщин характернее всего тип благоверной княгини. История знает и другие женские образы – кающиеся блудницы, юродивые, но особенными на Руси были именно жены князей, хранившие потаенное богомудрие и нашедшие свой путь к монашескому служению.

Первой вспоминается княгиня Ольга – яркий образ деятельной и мудрой женщины, которая прошла путь от языческой жестокости к христианской праведности. И все остальные праведные княгини должны были на неё равняться, стать «аки Ольга».

Но уподобиться праматери русских князей, первой принявшей православие, было непросто. Удалось это разве что преподобной Анне Новогорской, жене Ярослава Мудрого, устроительнице русского государства и попечительнице монастырей. Она тоже женщина с непростым прошлым, шведская принцесса Ингигерда, прошедшая путь от противления своей судьбе к монашескому смирению и покаянию.

На иконах святых часто изображают с атрибутами: у княгинь Ольги и Анны он один – в руках они держат храмы в знак построенных ими церквей. А вот у святой Ефросинии Полоцкой – следующей канонизированной княгини – этот атрибут – прекрасная лилия, символ духовной и телесной чистоты девушки. Ведь она восприняла аскетический идеал еще с детства и захотела стать Невестой Христовой. В 12 лет пропала из дома дочь витебского князя, красавица Предслава – в этом возрасте юную княжну должны были сосватать одному из многих претендентов.  Но она выбрала другую судьбу – стала инокиней и просветительницей, основательницей монастыря, куда за ней последовали и её сестры.

Чаше всего княгини уходили в монастырь после смерти своего мужа. Некоторые монастыри даже получили наименование «царские», потому что много жен русской короны заканчивали там свои дни. Новодевичий и Вознесенский монастыри в Москве и Покровский монастырь в Суздале стали таким пристанищем для княгинь. Однако только немногие монахини царского происхождения достигли святости.

К идеалу святости у каждой был свой путь: благоверная Анна Кашинская пережила смерть своего мужа и сыновей в Орде и так стала монахиней, а вот святая София Суздальская попала в монастырь из-за развода с Василием III, но нашла там утешение своей душе.

Праведные княгини не всегда отрекались от роли жены и матери во имя служения Богу. Все мы знаем покровителей брака – Петра и Февронию Муромских. А у преподобной Ефросиньи Московской, супруги Дмитрия Донского, было двенадцать детей. Чем не примеры женского счастья в браке?

Но всех этих женщин объединяет один идеал, который воплощен в символическом образе лилии, цветке Пресвятой Богородицы, говорящем нам о женских добродетелях. Прямой стебель олицетворяет мудрость, поникшие листья – скромность, аромат – святость и стремление души к Богу, а белый цвет – непорочность и чистоту. Неувядаемый благоуханный цвет праведности княгинь, перед иконами которых мы в благоговении ставим свечу.

Кристина Гогорян


Читайте также:

Цвет добродетели: 2 комментария