Сочельник. Вот и первая звезда появилась на небосводе. Время, когда каждая семья в каждом доме собирается за праздничным столом. Время рождественского ужина и обеда одновременно. Время все еще продолжающегося поста, тихой радости, время поминовения предков.

 

Кутья сочельницкая

Праздничный ужин в канун Рождества отличает отнюдь не разнообразие, но торжественность. Здесь не встретишь того изобилия и даже избытка блюд, присущего застолью в ночь Нового года. «Пост – пости, праздник — празднуй», — гласит народная молва в преддверии Рождества Христова, предпочитая скромную «вечерю» в ожидании наступления Святок для разговения. Потому и отдавалось предпочтение еде незамысловатой, простой, но сытной. Во главе стола – кутья, хозяйка рождественской трапезы. Кутьей порою назывался и сам праздник. Готовится кутья сочельницкая из обваренных зерен пшеницы и ячменя. Иногда сочиво, она же кутья, варится из риса или чечевицы. Нередко злаки для кутьи смешивают с  медом и маковым или ореховым соком, так называемым «сочивом». Добавляют в кутью и ягоды: черемуху или  изюм. Вот и готова постная рождественская кутья, которую во многих избах ставили и на стол, и в святой красный угол под образа. Кутьей не только славили рождение Христа, но и поминали всех усопших предков, неустанно содействовавших делам живых.

Ведь именно кутья – обязательный атрибут поминок, похоронного обряда. Без кутьи не обходилось и свадебное застолье, а так же празднование родин (рождения ребенка) и крестин. Причиною тому – зерно, цельное, нераздробленное зерно, по сути, семя, из которого варили кутью. Семя, плодоносящее, сохраняющее жизнь, рождающее жизнь, символизирующее бессмертие, превращающее мертвое в живое. Ягоды, добавляемые в кутью, представляют собой то же семя, облеченное плодом. Потому и ставили на стол чашу с кутьей,  отдавая дань памяти умершим, сопричастным жизни,  способным обеспечивать  благополучие людей, возрождение и  плодородие земли в Новом году.

 

Как ни кинь, а все блин

Не бывает кутьи в Сочельник без блинов или постных лепешек. Два традиционных поминальных блюда, не взаимоисключающих друг друга, но взаимодополняющих за рождественским столом. И если кутья, сваренная из зерен — воплощение  непрерывности, нескончаемости жизни – обладает магическими свойствами, то блины – средство насыщения, древнейшая форма печеной мучной еды. В те дремучие времена, когда люди не знали, что такое хлеб, печь, выпечка, муку смешивали с водой, делали жидкое тесто и порциями выплескивали его на раскаленные камни. Так готовили первые блины, ставшие олицетворением сытости и получившие обрядовое применение в традиционных застольях. Под Рождество, поминая блинами умерших, воображали, что покойники в это время встают и вместе с живыми едят угощение. Усопших задабривали блинами и в Сочельник, и на Масленицу, и на Радуницу, и во все остальные поминальные дни народного календаря, уповая на благосклонность предков. Под Рождество поминали именно покойников своей семьи, своих предков, в отличие от большинства других поминальных дней. Но все же вспоминали об умерших, не оставивших потомства. Согласно поверью, души таких покойников бродили неприкаянные по улицам, и для них специально выставляли блины в слуховое окно. Пусть и они кушают, радуются, не держат злобы!

 

«Козульки», «коровки»

Неотъемлемое украшение рождественского стола – традиционное святочное печенье– «козули» или «коровки». В каждом доме в преддверии Рождества Христова обязательно пекли из ржаной или пшеничной муки фигурки четвероногих животных и птиц, диких или домашних: маленьких коров, быков, овец, уток, кур, оленей с ветвистыми рогами. Козули ставили на окна и столы, посылали в подарок родным, давали в гостинца детишкам, хранили до следующего года. Одну из козулек полагалось ставить в сени над проходными воротами во двор, чтобы скот приходил летом сам домой и плодился хорошо. Нередко хозяйки хранили печенье до Крещения, а уже в Крещение после водосвятия размачивали в святой воде и раздавали скоту, обеспечивая тем самым плодовитость домашних животных. Так козули – своего рода оберег – использовались для продуцирующего обряда, направленного на увеличение приплода скота в Новом году. Выпеченные из теста изображения животных имитировали желаемую действительность, помогали воплотить в жизнь воображаемое благополучное будущее.

Рождественская трапеза была не просто праздничным угощением, проявлением радости, но и поминовением, воздаянием, олицетворением желаемого процветания, чистоты, духовности, непрерывности жизни.

Юлия Пенегина


Традиционная рождественская трапеза: Один комментарий