Виноделию на Дону и Кубани как минимум две тысячи лет, но в советское время и 90-е годы было приложено немало усилий для того, чтобы словосочетание “российское вино” вызывало у людей исключительно оскомину. К счастью, в последние годы немало хороших людей работает на виноградниках, чтобы изменить эту ситуацию.

24 мая независимые виноделы, объединившиеся в кооператив, открывают на западной части Гостагаевского плато Анапской долины первую в России винную деревню. Это старое место виноградников, и теперь они выступают фактически как неоколонисты заброшенных земель.

Один из авторов проекта Геннадий Опарин говорит: «Мы взяли в аренду 200 гектаров с видом на начало Кавказского хребта и море. Участок разделен на 22 маленьких участка. Каждый член кооператива будет иметь подключение к электричеству, а внизу у нас есть зеркальное озеро – то есть, достаточно воды. Далее: в течение 3 лет каждый должен заложить виноградник. Производитель сможет разбить виноградник и построить шале, погреб, гостевой дом, все будет строиться в одном архитектурном стиле, так как главная цель для нас – туризм. Прибыль мы планируем получать, в основном, от туризма, хотя на третий-пятый год планируем развить предприятие по переработке оставшегося винограда, и будем продавать вино под единым брендом. Мы хотим наше движение сделать масштабным, патриотичным, направленным на импортозамещение».

Этот новый большой проект создается не на пустом месте, уже несколько лет группа активистов работает на Кубани, возделывая виноградники и создавая интересные гаражные вина.

Винодельня Ивана Каракезиди

собербаш

Добрый барин, бонвиван, самодур, джазмен, потомок понтийских греков, заселявших приобретенные Россией земли в Причерноморье и развивавших здесь виноделие — один из самых ярких виноделов русского юга и один из первых, кто начал делать здесь вино, за которое не стыдно.

каракедизи

На своих виноградниках Каракезиди с одинаковым успехом выращивает общемировую классику, например, мерло, и главную надежду российского виноделия — сорт красностоп золотовский. Этот сорт, как и большинство российских аборигенных сортов, пришел с Дона, где казаки начали заниматься виноделием, когда заселяли эти земли. Одним вином, кстати, у Каракезиди дело не обходится — он разводит овец, делает сыр, выращивает фрукты и овощи, печет хлеб и с радостью укладывает подгулявших визитеров на ночлег в гостевом доме — за отдельную плату, разумеется. Такой вот агротуризм по-русски.

Семигорье

семигорье

опарин

Аналогично, по принципу полного цикла, работает и усадьба «Семигорье», которой заведует Геннадий Опарин. В 90-е он одним из первых занялся виноторговлей, возил вина из тогда еще никому не известной как винодельческий регион ЮАР, и, проникнувшись к Африке любовью, построил свою усадьбу на манер южноафриканских ферм — беленые стены, тростниковые крыши. На спускающихся к дороге виноградниках вся бордосская классика — мерло, совиньон-блан, каберне-совиньон, пино-нуар. Готовое вино, граппа и очень недурственный сидр хранятся в двух больших погребах под домом, на гриле жарится мясо из окрестных хозяйств, гости удят рыбу в озере, на берегу которого стоит усадьба. По закону торговать вином самостоятельно такие малые винодельни не могут, поэтому здесь вино — бесплатный комплимент от хозяина к завтраку, обеду или ужину.

Гай-Кодзор

александров

Гай-Кодзор — армянская деревня, раскинувшаяся на холмах в окрестностях Анапы, некогда была окружена виноградниками огромного винодельческого совхоза «Кавказ», превратившимися в лучшем случае в дачи, в худшем — в пустыри. Решать вопрос на местность выехал давно интересовавшийся вином москвич Эдуард Александров. Ему помогали (и помогают) опытные французские виноделы из долины Роны — региона, максимально похожего климатом и почвами на окрестности Анапы. Выращивает Александров французскую классику с той же Роны, преимущественно белые сорта. Главные козыри Гай-Кодзора — легкие, фруктовые, с мягкой горчинкой белые вионье и руссан. Впрочем, здесь с успехом делают и розовые, и мощные полнотелые красные вина. 

Хутор Ведерников

ведерников_пейзаж

В отличие от вышеперечисленных, эта донская винодельня в одноименном хуторе ориентируется преимущественно на местные сорта. Не случайно, ведь хутор Ведерников — одна из родин донского виноделия. Здесь выращивают три самых лучших автохтонных российских сорта — упомянутый уже, дающий густое, терпкое, мощное вино красностоп, более мягкий и менее выразительный цимлянский черный, из которого тут делают легчайшее розовое вино и сибирьковый. Впрочем, классические европейские сорта тоже выращивают и делают отличные яркие вина из смеси донских и европейских сортов винограда.

Собер-Баш

куличков

Винодельня Андрея Куличкова, главного энтузиаста и популяризатора автохтонных донских и северокавказских лоз. Разумеется, его главный козырь — мощный, фруктовый полнотелый красностоп. Кстати, в этом году исполняется 200 лет его культурному выращиванию. Немало времени Куличков тратит в разъездах по отдаленным хуторам и полумертвым совхозам, выискивая почти забытые лозы, некоторые из которых сохранились и вовсе в единственном экземпляре, на какой-нибудь покосившейся террасе в богом забытой деревне. Куличков заботливо собирает все, что может найти и экспериментирует, сочетая российские лозы между собой и с французской классикой, стремясь найти вкус нового российского вина — самобытного и в тоже время на равных конкурирующего с лучшими мировыми производителями.

Игорь Соколов


Винная деревня — вот мой дом родной: Один комментарий