И с этой идеей вы сначала пошли куда?

Администрация нас очень поддержала. Мы получили грант на развитие малого и среднего предпринимательства — 300 000 рублей, но это капля в море для нашего проекта. Все расходы по запуску проекта мы взяли на себя. Вкладывался, кто чем может. Думали, что нас поддержат банки, но нет: мы стартаперы и никому не интересны (ни банкам, ни венчурам), а частный московский капитал боится — говорят далеко, инфраструктуры нет . Ну ее и не будет, если так все дальше оставить! Какие раньше были огромные села — солеварни — усолья назывались! Ведь до развала Союза Север жил более чем хорошо. И тогда мы стали влезать во все гранты, но сначала зарегистрировали НКП «Возрождение старинных поморских промыслов Кемской волости», и вот выиграли грант Тимченко — 700 000. Это тоже, конечно, далеко не все, что нам нужно, но теперь мы можем начать стройку уже этим летом. Ведь процесс надо восстановить, понять, как все делать, а у нас остались только архивные описания.

А раньше как делали?

А раньше были мастера, которые могли на глаз и на вкус определить готов рассол или нет, от этого зависела скорость выпарки соли и экономия дров. Такие люди стоили дорого, их перекупали за хорошие деньги друг у друга по всему северу. Мы сейчас маленькую солеварню построим – 75 квадратных метров, поэтому, думаю, сначала экономия дров для нас не будет актуальной, научимся.

И дальше? Как планируете развиваться?

Я представляла проект государственной комиссии по празднованию столетия Республики Карелии и в агентство по туризму РФ . Проект может быть включен в федеральную программу внутреннего и въездного туризма. Плюс в мероприятия по празднованию столетия. Они ждут, когда мы все начнем… Ведь, когда мы только начинали, на нас смотрели, как на сумасшедших. Представьте: три тетки солеварение восстанавливать собрались. Зато сейчас уважают! Глава Карелии Александр Худелайнен, когда подчеркнул туристическую составляющую Республики, проект увеличился в разы, на бумаге, конечно. Теперь это будущий курорт на Белом море.

Вы говорили, что у вас есть остров для всего этого.

111

Остров есть, он мой, я купила 7 гектаров. Называется Луда Сеннуха. Когда-то давно, еще в совке, там построили завод по переработке водорослей. А полутора километрах от нас — деревня и река Поньгома, так вот эта река жемчугоносная. Я нашла в архивах отчет о жемчугоносности рек Карелии: их 75. Сделан отчет еще в 1928 году.
Да и эта деревня Поньгома — она староверская. Ей почти 400 лет. Правда там Гулаг был, уничтожено все. Там столько всего: мой остров в домашней губе, туда белухи заходят, там водоросли — агар-агар, фукус, ламинария, в реке на нерест кунжа заходит.

Тем более, скоро Арктика растает у вас будет курортная зона.

Да, кстати: Кемь попала в программу освоения арктических территорий. Будут восстанавливать порт.

А вот, что касается соли. В ней что-то необычное есть, в чем уникальность поморской соли?

фото (6)

Вода Белого моря богата торфяными взвесями, йодом. Соль поморка была желтоватого цвета из-за торфа. Вкус имела горьковатый, но помните термин «симужные посолы» ? Это когда при солении рыбы добоавлялись водоросли ламинарии. Так вот, такая рыба поставлялась только на царский и другие богатые столы. Дорого стоила такая рыба. Надо сказать, что вкус немного странный, необычный.

А где же теперь этот способ?

Забыли, никто не помнит…