Проблема освоения колоссальных сибирских территорий может довольно скоро приобрести дополнительную остроту, поскольку политика, экономика и градостроительство сдвинутся в сторону Арктики. Некоторые весьма серьезные проблемы колонизация могла бы решить и сейчас: исчезновение русской деревни, например. Какой исторический опыт России можно использовать для этого? Открываем цикл материалов.

Государство с XVIIвека пыталось решить проблемы освоения Сибири при помощи ссыльных. Возможно ли что-то воспринять из того опыта.

Московский период

Ссылка уголовных преступников в Сибирь началась еще в начале XVIIвека. Этот первый период ссылки, в целом более позитивный для Сибири, чем последующие, историки называют Московским. Тогда труд ссыльных был государевой службой, а состояние ссыльного определялось как чин. Наказанные ссылались в службу, в посад и в пашню. В службу отправлялись ссыльные знатного происхождения, они подчинялись общему порядку, установленному для служилых людей, например, для детей боярских и казаков, с некоторыми небольшими ограничениями. Центром ссылки в середине XVIIвека был Тобольск, позже ссыльных стали отправлять и дальше – в Прибайкалье, Иркутск. Ссылка в то время была вечной. К началу XVIIIвека в Сибири было около 20 тысяч ссыльных – это 11% русского населения Сибири.

Петербургский период

Первый этап

С Петровского времени начинается более жесткий и менее успешный в плане колонизации метод ссылки. Появляется новый вид наказания, сопряженного со ссылкой – каторжные работы. Это было принципиальное отличие, так как государство стало связывать освоение Сибири с каторгой, было построено несколько каторжных тюрем, в первую очередь, на Сахалине. Продолжалась и более мягкая ссылка – на пашни, на серебряные заводы, в отдаленные и пограничные районы.

Второй этап

С 1760-го начался период массовой карательной ссылки в Сибирь. За двадцать лет было выслано 60 000 человек. Они заселяли Московский тракт, Якутско-Охотский тракт, Камчатку, Алтай, Забайкалье. Сибирская ссылка использовалась для решение массы проблем: борьбы с инакомыслием, разрежения населения Европейской части России, решение проблем Сибири отошло на второй план.

Третий этап

После отмены крепостного права и первых десятилетий развития капитализма в 1880-ые годы появилась большая масса административно-ссыльных – за долги и прочие правонарушения. В конце XIX века поток ссыльных уменьшается, так как растет число вольных переселенцев, кроме того, ряд районов Сибири оказался уже перенаселен. В конце XIXвека многие регионы Сибири были закрыты для ссылки, поток ссыльных кардинально сократился.

Цифры на 1 января 1898 года

309 265 – общее число ссыльных всех категорий и 64 683 члена их семей

Распределение ссыльных

Тобольская губерния – 106 094 человека (35,5%)
Томская губернии – 38 334 человека (12,8%)
Енисейская губерния – 51 019 человек (17,1%)
Иркутская губерния – 71 800 человек (24,1%)
Забайкальская губерния – 14 395 человек (4,8%)
Якутская губерния – 5 177 человек (1,7%)
Амурская губерния – 679 (0,2%)
Приморская губерния – 2 117 (0,7%)
Сахалин – 8 963 человека (3,1%)
Число ссыльных к населению Сибири – 5,4%.

Экономика ссылки

Часть ученых считает, что ссылка была исключительно отрицательным явлением, но это, по мнению многих, совсем далеко от истины. Профессор Иркутского государственного университета Александр Иванов в статье «Уголовная ссылка в Сибирь в XVII– XIXвеках» отмечает исключительно положительный результат  ссылки на пашню.

Устраивали крестьян очень хорошо, выделяли лучшие земли и снабжали орудиями производства. Появлялись богатые деревни. Часто большого успеха добивались и сосланные в службу. Так, ссыльный поляк-военнопленный Никифор Романов Черниговский так полюбил Сибирь, что десять лет удерживал Албазинский острог и собирал самый большой в Сибири ясак в казну.

Большинство исследователей сходятся во мнение, что уголовные ссыльные были скорее вредны Сибири. Ссыльные превращались в пауперизированную массу. Денежная помощь, которую власти обещали местным коренным жителям за помощь и даже за браки местных женщин с ссыльными, не решала вопроса. Безземелье у ссыльных было обычным делом.

Вот, что пишет сибирский  историк-экономист Григорий Потанин: «Подельщик беден, лишен некоторых прав, деморализован. Сибиряк вытопчет у подельщика хлеб в поле, выкосит часть его лугов, захватит долю его земли – подельщик бессилен бороться. Сибиряк держит его в экономической зависимости, играя по отношению к нему роль кулака. Таким образом, в Сибирской деревне есть два сословия: местные крестьяне – господствующее сословие и посельщики – подчиненное… Придя в деревню голым, бездомным и голодным, посельщик рад всякой работе. Какова же его радость, когда ему дают избу, лошадь, корову, утварь с одним лишь условием – работать бесплатно на давальца. Рабство».

Типы занятости ссыльных за преступления:

наемный труд у местных крестьян;
работа на золотых, серебряных приисках и добывающих заводах;
обслуживание крепостей;
строительство железных дорог;
городское хозяйство.

Роль уголовной ссылки в развитии горной и местной промышленности была, бесспорно, значительной. Каторжане стали кадровой основой в золото- и соледобывающей промышленности, винокурения, строительства дорог, в том числе железных. Но, естественно, в определенный момент использование подневольного труда стало невыгодным, однако государство продолжало эксплуатацию ссыльных.

Поэтому

Бродяжничество и преступность беглых – главный результат ссылки XIX века. Таких было около половины от всех ссыльных.