Началось всё два года назад. Мне попали в руки списки с грамот из Соловецкого монастыря. Тема списков светская — отчёты по солеварению , различные распоряжения монахов, жалобы и челобитные солеваров. Я заинтересовалась и начала рыть архивы. Пришлось много поездить, со многими познакомиться, перерыть огромное количество материала.

Как мы решили варить соль.

DSC_0666

Что меня поразило. На сегодняшний день в Европе и в Юго-Восточной Азии благополучно существуют и радуют туристов старинные солеварни XV и XVI веков, отреставрированные или построенные заново.  Там можно поучаствовать в процессе (заплатив за это деньги), попробовать соль, сваренную своими руками или принять ванну с этой солью,  а у нас, в стране, имевшей самое большое количество солеварен по всему Северу, Сибири и Дальнему Востоку, производящую соль известную в XV и XVI веках в России и Европе как «поморка» (один из первых, наверное, русских брендов), остались только музеи и недействующие макеты. «Печально. А возможно ли восстановить аутентичное производство? И во что эта «дерзость» обойдётся?», — подумалось мне.

Бывшая форельная ферма. Брошена и растащена. ((

Вокруг идеи быстро собралась группа энтузиастов, и всем хотелось действия. Мы выбрали историческое место, сделали бизнес-план, маркетинг рынка соли для СПА-салонов в России, анализ туристических потоков и сезонность на севере Карелии, и пошли к властям. Надо сказать, что власти нас приняли благосклонно. А что им терять? Регион стагнационный, деревни пустеют — старики умирают, а молодёжь уезжает от безработицы. Остаются только те, кому некуда деться, а вдруг мы сможем что-то сдвинуть, изменить. С инстанциями всё получилось просто и быстро, что удивительно само по себе.

Остров Сеннуха и село Поньгома

И вот мы — владельцы острова Сеннуха размером 7 га, соединенного с берегом дорогой, которую построила Антанта в 1919 году (они выложили узкоколейку и пилили карельский лес). Мы вооружены архивными документами, настойчивы, увлечены, и плюс ко всему проект побеждает во всесоюзном конкурсе «Культурная мозаика», организованном фондом Елены и Геннадия Тимченко.

бухты острова

Рядом с островом находиться деревня Поньгома — старинное поморское село, которое появилось несколько сотен лет назад. Поньгомские поморы были отменные мореходы. Также как и другие поморы рыбачили в Норвегии, ходили и на Грумант (Шпицберген). Рассказывали случай, как одна поморка с Поньгомы, соскучившись по мужу, который много месяцев рыбачил на Баренцевом море, одна на карбасе под парусом («карбас» это лодка, только более крупная и мореходная) обогнула по побережью Белое море, вышла в Баренцево море и добралась до своего мужа, целая и невредимая.

1

Добраться сюда можно или морем, или машиной, свернув с Колы на плохую республиканскую дорогу, или на поезде до Куземы, а там всего 8 км на машине… Это — мыс, выдающийся в Белое море там, где только начинается большой морской простор после закрытого Соловками пространства, а еще это остров, залив, губа и, конечно же, река и поселок того же названия. Была когда-то и станция Поньгома, расположенная, правда, уже в глубине лесов, подалее от моря, но жизнь станции закончилась с перестройкой.

Топонимика.

И что за странное название такое — Поньгома? И пусть даже местные жители произносят его с ударением на второй слог и рассказывают какие угодно небылицы откуда название взялось, но топоэтнографам и историкам известно, что восходит имя этих мест от далеких, еще до христовых, времен. По их мнению, название это — из языка одного  из древнейших народов финно-угорской группы — эрзян. Это потом, через 500 лет, заселили здешние края карелы, стала страна Карелией, а тогда, до нашей эры, древнее эрзянское государство как раз где-то здесь заканчивалось, простираясь сюда от Каспия, и именно на этих окраинах велись в те годы битвы с не менее древним народом — саамами.

DSC_0443

Так вот, здесь было остановлено на юг продвижение саамов, и эрзяне в честь своих побед назвали его показательно “Пон’гома”, что значит — “подавиться”. Мол, помните, враги, где вы были остановлены, ну, что, подавились? Назвали так, конечно, реку, которая являлась естественной границей. Кстати, чуть выше, километрах в трех, есть еще другая река, и селение тоже, Кузема или Кузёма (разные источники по разному почему-то указывают, но ударение на первый слог!), так вот, выше этой речки Куземы эрзяне вообще не смогли подняться, слово это так и переводится с эрзянского — “подниматься вверх”.

Местные и туристы.

Нынешняя память простых местных жителей дальше времен социализма не простирается. Эти места относились к ведению ГУЛАГа. Тогда и построили возле разъезда Поньгомы-речки поселок с официальным названием “Трудколония номер Восьмой”, а до мыса, до самого берега моря на острове Сеннуха, по узкоколейки, построенной ещё Антантой — вывозили рыбу, лес, морские водоросли. Объемы были вполне приличными, местечко оказалось выгодным.

остров вечером

Как ни странно, этот кусок побережья очень популярен среди туристов! Люди ездят по 29 лет, становятся большими лагерями (человек по 20 минимум) и стоят месяцами. Летом в поньгомском продуктовом магазине очереди. Среди местных жителей немного осталось коренных поморов. Бабушка Заря, её сестра Валентина, да ещё пара бабулек в старой Куземе. Это они рассказали и показали нам места выморозки соли древними поморами. Рассказали о древнем поморском обетном кресте, который по преданию ставил ещё митрополит Филипп (будущий Патриарх при Иване Грозном). Места настолько уникальные, что рассказывать можно бесконечно, но дальше — о нашем проекте.

Первые итоги и планы.

Итак, мы выиграли грант фонда Тимченко (не большой, но эти деньги нам позволили действовать). Первое, что пришлось сделать и что совсем не планировалось — восстановить дорогу. Она осела ниже уровня моря и полностью уходила под воду во время приливов. Пошли самым дешёвым путём — подобрали растащенные водой и льдом камни, сделали высокую бровку и засыпали середину гравием и песком. Получилось очень неплохо на радость местных жителей и туристов.

DSC06316

Далее заказали сруб солеварни и начали строить печь, большую: 6 кв. метров с пятиметровой трубой. Конечно хотелось соблюсти полную аутентичность — просто вырыть яму, вбить четыре железных кола и повесить црен — это сковорода такая большая из железа, но это опасно для работников. Поэтому появилась в проекте печь. Сейчас всё готово — црен готов, печь готова, осталось только собрать сруб и можно начинать восстанавливать технологический процесс.

7

Синоптики обещают холодную (настоящую) зиму — значит будет возможность попробовать выморозить соль из морской воды, как делали поморы в старину. Даст Бог к лету будет полное техническое описание и можно будет уже делиться и информацией и солью со всеми музеями соляного производства России. Надо сказать, что в Белом море солёность воды зимой увеличивается до 43% и Белое море становиться таким же солёным , как Красное.

Батюшка Семеон место для креста выбирает.

Ещё в наших планах в этом году установить поморский обетный крест на острове. Благословение батюшки Семиона мы получили и резчик начал работать потихоньку.

Автор: Ольга Ягодина


Читайте также:

Комментарии запрещены.