Можно ли сформулировать основную мысль «Сказки о рыбаке и рыбке», знакомой нам с детства? Пожалуй, можно. Это сказка о жадности, гордыне, умножении желаний – в таком ключе мы понимаем этот пушкинский текст, прошедший через бесчисленный ряд интерпретаций, экранизаций и постановок.

Но об этом ли хотел сказать сам Пушкин? Почему всё это можно считать только фасадом сказки и в чем вина так нами жалеемого старика?

Сюжет про рыбака, вытягивающего из морских пучин говорящую рыбу, а также его жадную жену, знала и Европа и Россия, но Пушкин, всегда умевший свободно обращаться с народными мотивами, переделывает сказку, вкладывая в нее новые смыслы.

Жил старик со своею старухой
У самого синего моря;
Они жили в ветхой землянке
Ровно тридцать лет и три года.

Минималистичность быта и простота изложения доводят историю до уровня даже не притчи, а метафоры: старик и старуха как символы долгого брака человеческого, который пришел, однако, к испытанию (33 года как земной возраст Христа).

 

Испытание приходит вместе с золотой рыбкой (опять же отсылка к золоту – христианскому символу вечности). Когда старик вытаскивает ее своим неводом, она просит свободы и предлагает за нее дорогой откуп.

«Бог с тобою, золотая рыбка! Твоего откупа мне не надо», – восклицает старик.

Старик самодостаточен. Не имея ничего земного, он, тем не менее, не стремится к накоплению чего-либо. «Удивился старик, испугался», – говорит сказка. Старик удивляется говорящей рыбе, а пугается неожиданного богатства, ведь оно неизбежно выведет их из равновесия. Примечательна и реплика старухи:

Дурачина ты, простофиля!
Не умел ты взять выкупа с рыбки!
Хоть бы взял ты с нее корыто.

Это «хоть бы» не случайно. Всё, что есть у старика и старухи – это их ветхая землянка. Пушкин нигде не пишет, что они имели какое-то хозяйство или живность. По большому счету, и корыта им не надо, а это «хоть бы» – первый зачаток желания, зародившегося в душе у женщины.

 

В чине венчания будущим супругам заповедуется: «Муж да возлюбит жену свою. Жена да убоится мужа своего». Старик до конца сказки исполняет все прихоти супруги, но старуха не боится старика! Она нарушает гармонию. Все безумные желания старухи (среди которых в первой редакции сказки было даже: «Хочу быть папой римскою») – результат этого нарушения. Но и бездействия старика.

С чем обращается старик каждый раз к рыбке? С очередной сумасбродной просьбой старухи. А еще?

Смилуйся, государыня рыбка
Разбранила меня моя старуха,
Не дает старику мне покою

Старику нужен покой; он знает, что деньги и власть приносят одни беспокойства. Он проходит испытание богатством, к которому, впрочем, и не помышляет притронуться. Однако дает спуск жене, и чем дальше заходит его бездействие, тем сильнее кричит на него старуха: «На него прикрикнула старуха, на конюшне служить его послала».

Так или иначе, праздные хотения приводят к тяжкому греху – гордыне. И чем сильнее старуха впадает в прелесть, тем неспокойнее море: «Почернело синее море». «На море черная буря, так и вздулись сердитые волны».

Вот уже она становится вольною царицей:

Как увидел старик – испугался!
В ноги он старухе поклонился.

Это очень интересное место сказки. Старик пугается царицы, а кланяется своей жене, старухе. Образ царицы (или дворянки) закрывает суть. Старуха лишь меняет обличья, она может только казаться, но не быть. Этому соответствует и ее описание: «Стоит его старуха в дорогой собольей душегрейке, парчевая на маковке кичка, жемчуги огрузили шею, на руках золотые перстни, на ногах красные сапожки».

 

Наконец, самая важная и самая непримечательная деталь. На последнее желание («Уж не хочет она быть царицей, хочет быть владычицей морскою») рыбка, как все помнят, ничего не сказала, «лишь хвостом по воде плеснула». Внимательный читатель заметит, что последнее желание рыбка все же исполняет.

Свою последнюю реплику старик начинает словами:

Смилуйся, государыня рыбка!
Что мне делать с проклятою бабой?

Вот его проблема: баба не дает блаженного покоя! Рыбка возвращает всё на круги своя не потому что обижается или не хочет быть «на посылках» у владычицы морской, а потому что так хочет «старче» (уважительное обращение к старику). Это конец испытания их брака.

Адам и Ева вернутся к прежней жизни в трудах («Старик ловил неводом рыбу, старуха пряла свою пряжу») и будут наживать небесное добро.

Максим Казаков