Сегодня, к сожалению, имена многих выдающихся людей нередко забываются.  Имя  художника Ефима Честнякова не так на слуху у современного человека. Хотя творчество  художника огромный космос, такой же своеобразный как у Шагала, Пиросмани или Брейгеля.  Цель этой Вселенной – пробудить в человеке человека, создающего красоту жизни…

Произведения художника не так просты для восприятия, как могут показаться на первый взгляд. В них столько разнообразных нюансов, поэтических метафор, символов. В своеобразных  «фресках»  художника оживает  мир «иных измерений»: русалки, трубящие в трубы, птицы счастья, домовые, кикиморы, лешие. Весь сказочный поэтический мир так близок к жизни простого крестьянства, а участники этого удивительного действия поют радостную песнь. Здесь много детей со счастливыми улыбками и много взрослых с детскими лицами.

«Взрослый человек должен быть как Дитя,  чтобы войти Царство Небесное», — писал Честняков.  В его стихотворении «За живой водой» герой восклицает: «И если впрок пойдут труды, я принесу живой воды!». Живой водой становится для нас и все творчество Честнякова.

Ефим Васильевич Честняков (Евфимий Самойлов) – великий сказочник и живописец ХХ века. Он родился в 1874 году в деревне Шаблово Костромской губернии в крестьянской семье. Он был, не считая двух сестер единственным сыном – кормильцем. Таких детей, на которых со временем ложилось содержание семьи, называли честняками.

Страсть к рисованию была с раннего детства: «В самом раннем детстве сильнейшее влияние имела бабушка. Она много рассказывала сказок про старину… Дедушка был мастер рассказывать про свои приключения… Он рассказывал и сказки, и не забуду, как чудно рассказывал. От матери слушал сказки и заунывные мотивы. Отец перед праздниками читал вслух Евангелие. Поэзия бабушки баюкала, матери – хватала за сердце, дедушки – возносила дух, отца – умиротворяла…»

По деревенским воззрениям  того времени он рано выучился грамоте. Потом Честняков учился в уездном училище, где был замечательный преподаватель рисования. Потом учился в учительской семинарии, но эти годы вспоминать не любил. Потом он много работал сельским учителем. Годы учительства в Вичугском краю – годы становления Честнякова как художника и человека высочайшей духовности. Потом его работы попали  в руки Ильи Репина. При финансовой поддержке жителей Вичугского края и Кинешмы Честняков едет учиться в Петербург. Правда ненадолго, потому что в 1905 году он бросает учебу и возвращается в свою родную деревню. Но школу он успел пройти очень неплохую. Занимался в мастерской живописи и рисования княгини М.И.Тенишевой, затем был вольнослушателем в Высшем художественном училище при императорской Академии художеств.

Период с 1905 по 1913 называют первым затворничеством художника в Шаблово. Тяжелый крестьянский труд с весны до осени и только зимой – возможность заниматься творчеством. Так рождаются замечательные портреты земляков, сказочные картины – миры, глиняные скульптурки, стихи и сказки и большие романы в стихах. Это плодотворный период, но одновременно и период одиночества и непонимания со стороны окружающих. Потом он снова уедет в Петербург, продолжит учебу, еще ближе сойдется с Репиным. В 1914 году у него появятся первые публикации «Чудесное яблоко»и «Сергиюшко». И в том же 1914 году он уже окончательно вернется в свою деревню, где 1961 году и умрет, бесконечно беспокоясь о судьбе своих произведений.

За эти последние годы он сделал чрезвычайно много. Организовал детские сады и театры, преподавал в художественных и театральных студиях. С конца 20-х годов началась горькая нужда и вместе с ней – творческий кризис.  Пользовался он в это время лишь дешевой акварелью для школьников. Почему-то отказывался продавать свои произведения, отдавать в Эрмитаж скульптуры и печатать свои литературные сочинения. Все свое творческое наследие хранил  у себя в доме в Шаблово. Картины, скульптуру и записи разрушало время.

После смерти Честнякова круглой сиротой остались его художества. Многое было разобрано односельчанами на память, а главная картина «Город Всеобщего Благоденствия» была даже поделена на куски. Из 800 глиняных фигур до настоящего времени дошло около сорока. С 70-х годов картины Честнякова любовно реставрирует Савва Ямщиков.

Разобранная по частям картина «Город Всеобщего Благоденствия» потрясает своей глубиной и простотой. Сердце наполняется любовью и счастьем. В этой вещи Честнякову удалось воплотить мечту всего человечества. Вообще художник на всю жизнь сохранил в себе божий дар – умение созерцать в людях только прекрасное. Некоторые считают, что он был последним блаженным на земле, Провозвестником Будущего.

Сам  художник называл «Город Всеобщего Благоденствия» — «Страна Обетованная». Это  тот «Рай», в который художник свято верил  и о котором мечтал. Честняков – представитель «наивного искусства». Но его наивное искусство, близкое к манере самодеятельных мастеров все же очень профессионально. Живопись его формировалась как непрерывное фольклорное действие из отдельных сцен-картин, где как в жизни рождение сменяют похороны, а свадьбы – посиделки. И вся эта круговерть подчинена космическому порядку, как смена времен года. Вообще «Город Всеобщего Благоденствия» описать невозможно. Громадная картина-фреска, в которой нет привычных координат обычной картины. Честняков стремится вместить в пространство безграничного города все духовные ценности народа.  По сути это народный спектакль о рае – «фреска», распадающаяся на пазлы и собирающаяся вновь, проникая в сознание зрителя.  Живая субстанция, меняющаяся и вечно преображающаяся. Мечта всего человечества, воплощенная не только на холстах и бумаге, но и в сердцах зрителей, наполняющихся силой любви и счастья.

 


Читайте также: