Сто двадцать девять лет назад, в июне 1884 года в Муромцево началось строительство настоящего замка в духе средневековых европейских традиций. Что привело к столь нетипичному для конца XIX века строительству и какова сегодняшняя судьба замка – в нашем материале.

«Брать на слабо» дворянина и офицера русской армии – занятие бесперспективное. В этом убедились французы, заключившие пари с Владимиром Храповицким в 80-е годы XIX века. Путешествуя по Франции, Храповицкий восхищался замковой архитектурой и довольные французы заметили, что в России ничего подобного нет. «Всё будет!» — ответствовал дворянин и заключил пари. Через несколько лет Храповицкий пригласил французов в своё имение. Гости признали, что замок действительно хорош. Хозяин ответил: «Это мой конный двор. А теперь я покажу вам мой замок». Дворянин продемонстрировал не просто замок, но целый архитектурный комплекс с каскадом прудов и уникальным ландшафтным дизайном.


Благодаря своему предпринимательскому таланту, Храповицкий сумел превратить запущенное имение, доставшееся ему в наследство, в памятник архитектуры небывалого для России дизайна. Масштаб планов был по-настоящему глобальным: Храповицкий не только превратил усадьбу в псевдоготический замок с флигелями, отстроил на территории имения школу, телеграф и магазин, но даже провёл к имению железнодорожную ветку длиной больше 40 км с домом станционного смотрителя и станционным лабазом.

Проектирование имения Храповицкий доверил известному архитектору того времени Петру Бойцову, ландшафтным дизайном занимались крупнейшие садовые мастера того времени К. Энке, А. Регель, Г. Куфельт, лесоводы К. Тюрмер и зять Храповицкого Герле.
Не забывал Храповицкий и о душе. Недалеко от главного здания, с разрешения местной епархии, была возведена церковь Святой мученицы царицы Александры, действующая и по сей день.

Всего этого великолепия не было бы, если бы Владимир Храповицкий не обладал редким даром и большой удачей в организации дел. Поняв, что главным источником дохода может стать лес, Храповицкий строит первую паровую лесопилку, начинает строительство трёх крупных водяных мельниц, кирпичного завода, учреждает акционерное общество «Лесные склады Храповицкого» с капиталом в 300 тыс. рублей, куда вошли лесопильня, смолокурня и скипидарные заводы.
Стабильный доход позволил Храповицкому превратить своё имение в настоящий памятник интерьера и убранства, как внешнего, так и внутреннего. Полы из наборного паркета, мраморные камины, туалетные комнаты с ваннами и бассейном из мастерской братьев Ботта. Настоящим украшением интерьера служила большая коллекция картин, ковров, гобеленов, старинного оружия и рыцарских доспехов. В замке было более 80 комнат; каждая отделана в своём стиле с уникальным дизайном.


Храповицкий не только обрастал имуществом, накапливая «сокровища на земле», но и активно занимался благотворительностью, заботясь об улучшениях не только в своем имении, но и в целом по губернии. Для обучения крестьянских детей Храповицкий строит и содержит на свои средства начальные (четырёхклассные) школы в деревнях Галанино, Ликино и Андреевское, две музыкальные школы, столярную мастерскую, оказывает нуждающимся материальную помощь для лечения и поступления в учебные заведения. В начале 1913 года в Ликино открывается больница со стационаром.
Всему этому почти утопическому быту пришёл конец в 1917-ом. Желая уберечь материальные ценности от разграбления и вандализма, Храповицкий добровольно передаёт имение государству. Имущество было национализировано, и в 1920-ом году из Муромцево был вывезен целый вагон ценностей, разошедшихся по музеям.

В 1921 году в здании дворца был основан лесной институт, преобразованный вскоре в лесной техникум с агрономическим и лесохозяйственным отделениями. В течение 56 лет, пока лecхозтехникум располагался во дворце, имение продолжало расхищаться и перестраиваться до неузнаваемости.

Переезд техникума в 1977 году предопределил дальнейшую судьбу дворца: два пожара, разграбление и разрушение вандалами и временем привели имение к тому плачевному состоянию, в котором оно находится сегодня. Придание усадьбе статуса памятника архитектуры и объекта культурного наследия пока ни к чему не привело, хотя «охраняется государством» объект с 1995 года.

Храповицкий после революции эмигрировал во Францию. Достоверно его судьба неизвестна, но по одной из версий он умер в крайней нужде в доме престарелых в тихом итальянском городке Мантона.

Власть вчерашняя, по сути, погубила мецената, промышленника и дворянина; равнодушное попустительство власти сегодняшней способно загубить плод его дерзких мечтаний и титанических усилий. Остаётся пенять на времена и пытаться изменить нравы власть имущих. Не опоздать бы.

Алексей Рудевич


Имение Храповицкого. Забвение памяти: Один комментарий